Category: семья

Category was added automatically. Read all entries about "семья".

(no subject)

Зима. Январь. И мне шестнадцать лет. Иду тропой ночных пятиэтажек. На первом этаже в окошке свет. Прозрачной занавеской разукрашен.


На кухне за столом сидит мужик, Окурочный хребет сломав о блюдце. Наверно ждёт, как чайник закипит, И слушает, как ветки в стекла бьются.


А я налит любовью до краёв. К семье, к друзьям, к своей соседке Таньке.

И никогда не буду я как он,

Сидеть сутулясь, бок чесать под майкой.


Зима. Январь. И тридцать лет спустя. Сижу на кухне, закипает чайник.

А под окном, раскисший снег меся,

В окно мне смотрит незнакомый мальчик.

(no subject)

Андрею 40 лет.
И он живет с мамой.
Просто в тот момент, когда девушка сказала ему:"Ты мне нужен", тоже самое сказала его мама.
И он сделал выбор.
Многие тогда его не поняли.
Да и сейчас не понимают.
Притом, что маменькиным сынком он никогда не был.
Он работал и приходил домой.
Деньги отдавал до копейки.
В выходные дни после обеда ложился спать.
По вечерам смотрел телевизор.
Следовал распорядку дня мамы.
Ездил на дачу и поливал огурцы.
Дома убирался, стирал и готовил.
Чем старше становилась мама, тем больше она начинала выпиливать ему мозги.
Насчет его семейной жизни и внуков, зарплаты и трат.
Часто и беспричинно плакала.
Он молчал и играл желваками.
Он понимал, что время упущено.
Да и кого он может привести к себе?
Никого.
Однажды он решил съехать и даже нашел съемную комнату.
Мама плакала и пила "Корвалол"
Называла его всеми словами, которые могла вспомнить.
Он остался.
Он любил маму.
Со стариками всегда тяжело, но он никогда не роптал.
На днях его мама умерла.
Он также работает и приходит домой.
По выходным после обеда ложится спать.
Вечером смотрит телевизор.
А днем сидит и смотрит с балкона.
Он следует распорядку дня мамы.

(no subject)

Таракан Илья не искал смысл жизни. Поэтому и семьи у него не было.
Были какие-то двоюродные, но сколько точно и где - он не помнил.
Жаль, что сейчас не пишут писем. И не лижут марки на открытки.
Старые с 23 февраля и Новым годом выброшены вместе с тумбочкой.
Зато хорошо! Выполз на кухню, подышал над кастрюлями и сковородками и нормально.
Как жизнь? Нормально. 

(no subject)

Нет, дорогая! Обожди!
Не надо всех одной гребенкой.
Да, измельчали мужики,
Но как же быть натуре тонкой?
Ты говоришь, мол, мы грубы,
Грязны, не чесаны и пьяны,
Не замечаем красоты,
И в нас насквозь одни изъяны.
Ты в чем-то, кажется, права,
Подруги это подтверждают.
Но твои бывшие, сестра,
Нас всех не олицетворяют.
Случайно вляпавшись в дерьмо,
Его под краном тихо смоешь.
Твоей же таксы пусть оно,
На всех собак ведь ты не воешь.
А нас же носом каждый день,
В одну и ту макают лужу -
"Вперед тебя родилась лень,
И на хрен ты мне вовсе нужен".
Ну да, в любой большой семье,
Не обойдется без урода.
Одно могу сказать тебе -
Ты не греши на всю породу.

(no subject)

В шестнадцать лет любовь казалась вечной,
А после свадьбы мне сказали, что она - до гроба,
Но понял в разговоре с первым встречным,
Что, к сожаленью, нет и ни того и ни другого.