Category: работа

Category was added automatically. Read all entries about "работа".

(no subject)

Попалась на глаза вакансия дворника. Мол, с деньгами не ахти, но обещают карьерный рост. Много думал. От перспектив захватывает дух, если честно. Вот приходишь ты на работу, тебе дают оранжевую жилетку и лопату с метлой. Метешь ты год, метешь другой. И вот вызывает тебя директор. Стоишь перед ним, мнешься и нос рукавом вытираешь. А он - не нос, а директор - солидный такой, как напольная ваза. Глаза из-за щёк достал и говорит, дескать довольны мы вашей работой, поэтому решили мы вас подвинуть по карьере до старшего дворника. По деньгам прибавка будет, конечно, но не шибко. Зато должность другая, более солидная. Ты ломаешь шапку и "не извольте сумлеваться, вашесство... Оправдаю, не посрамлю и не ударю". И идёшь снова мести и скрести. Тут, как назло, с директором апоплексический удар случается. То ли севрюжины несвежей откушал, то ли на ипподроме проигрался. Все, естественно в растерянности и прострации. Кто теперь будет уверенной рукой вести корпорацию к процветанию? И тут ты скидываешь фуфайку, а под ней смокинг и манишка от Пуччини. Ты все эти годы, в курилке пока убирался, слушал, что между собой сотрудники лопочут. Вот и нахватался про рынки, девелоперов, форексы всякие и волатильность с Дерипаской. Идёшь в директорский кабинет и закидываешь ноги в рабочих чоботах на стол. А секретарша тебе кофе и зефир несёт на жостовском подносе. В общем, думаю..

(no subject)

Прочитал тут, что есть надо пять раз в день. Ну, конечно, не ведрами в себя толкать, а по кучке еды, что может поместиться в ладони.  С одной стороны, вроде бы здорово, что не надо катать за собой походную кухню и держать наготове в голенище сапога ложку. Но опять же, все эти пять приемов пищи тоже надо как-то рассовать по карманам и носильным вещам. Хоть и по горстке, но набирается прилично.
И как-то не продуманно с графиком. Вот ты едешь, например, в маршрутке. А тут у тебя перекус по времени и распорядку. Кругом, понятное дело, никто не питается. Один ты шуршишь в углу своим пакетом, закрываясь спиной и воротником. По-мышиному подтачиваешь какую-нибудь печенку с гречкой, или цветную капусту с курой (ф-у-у-у!). А потом термосок отвинчиваешь и зеленого чая в себя бултыхаешь.
Ну, это я приврал маленько. Все равно, будешь ты грызть какие-нибудь сухие хлебцы или смачно хрустеть яблоком, результат один - непонимание и обидные слова.
Или разгар рабочего дня. Все носятся, как наскипидаренные. Один ты блажен и сонлив. Когда тебя в сердцах толкает острым локтем в бок сослуживец, мол, ты чего пасть в зевоте рвешь, ты отмахиваешься вяло - дескать, отвали, молочный брат, я только пожрамши.
В общем, я за трехразовое питание.
Из трех блюд.
И компот.
Ну и ночью что-нибудь из холодильника цапнуть случайно...так...по дороге.

(no subject)

Андрею 40 лет.
И он живет с мамой.
Просто в тот момент, когда девушка сказала ему:"Ты мне нужен", тоже самое сказала его мама.
И он сделал выбор.
Многие тогда его не поняли.
Да и сейчас не понимают.
Притом, что маменькиным сынком он никогда не был.
Он работал и приходил домой.
Деньги отдавал до копейки.
В выходные дни после обеда ложился спать.
По вечерам смотрел телевизор.
Следовал распорядку дня мамы.
Ездил на дачу и поливал огурцы.
Дома убирался, стирал и готовил.
Чем старше становилась мама, тем больше она начинала выпиливать ему мозги.
Насчет его семейной жизни и внуков, зарплаты и трат.
Часто и беспричинно плакала.
Он молчал и играл желваками.
Он понимал, что время упущено.
Да и кого он может привести к себе?
Никого.
Однажды он решил съехать и даже нашел съемную комнату.
Мама плакала и пила "Корвалол"
Называла его всеми словами, которые могла вспомнить.
Он остался.
Он любил маму.
Со стариками всегда тяжело, но он никогда не роптал.
На днях его мама умерла.
Он также работает и приходит домой.
По выходным после обеда ложится спать.
Вечером смотрит телевизор.
А днем сидит и смотрит с балкона.
Он следует распорядку дня мамы.

(no subject)

Проносящиеся мимо перрона электрички уже пахнут осенью.
Небесные водопроводчики делают первые пробные пуски дождей.
Тетрадь лета снова в руках двоечника, заляпавшего асфальт кляксами луж.
Вечерами, впервые за долгое время, рука сама тянется поднять воротник.
Сланцы и босоножки жмутся в коридоре, не желая выходить на улицу.
Стены деревьев еще не окрашены в больничный желтый, но по всему видно - День гладиолусов не за горами.

Паразитическое

В последний день последней декады первого месяца лета внезапно появились комары.
Весь вечер играю в ладушки с собственным, извините, лицом и остальным черепом.
Шлеп! Шлеп!
Интересно, конечно, но через некоторое время в ушах отчетливое "И-и-и-и-и-и".
То ли звук пикирующего кровососа, то ли последствия легкого сотрясения мозга.
Погасил все источники света, и укрылся одеялом весь, кроме носа.
Чтобы не запеленговали, перешел в режим радиомолчания.
Соплю через раз - один выдох на три вдоха.
В углу двое комаров бзикают. Вроде того:
- Что-то он нервный такой?
- Черт его знает, кудлатого.
- Заходи справа, а я отвлекать буду.
- Ок. Потом поменяемся.
Надо будет купить самой жестокой отравы и устроить паразитам Первую мировую.
Чтобы комариные сердца содрогались при одном упоминании о шестой квартире.
Отчего-то подумал, а как же там Коля Валуев с ними борется?
Ведь если он сам себе задвинет, даже без замаха, по хлеборезке, то простым переломом не отделается.
Как минимум - больничная койка на месяц и протертые фрукты с супами-пюре.

Межпраздничное

Праздники какие-то блеклые, как старая открытка - ни текста не разобрать, кроме "Поздравляю...", ни картинку толком рассмотреть.
Впереди закладкой между выходных дней затесались три рабочих дня.
Все дела откладываются на мифическое "после майских". А сейчас - ленивое пережевывание часов и минут.
Звон стекла в мусоропроводе и желтые от табака пальцы.
Такси пчелами снуют по ульям пятиэтажек. Побыстрее, командир! Двойной счетчик!
Заученные наизусть фильмы и чертыхание на рекламе.
Самые стойкие упорно коптятся у костров, превращая в уголь куриные крылья. Но уже без песен и драк.
Силы надо беречь.

Мороженое

В детстве всем говорил, что когда вырасту, то на всю зарплату куплю мороженого и буду его есть, сколько захочу.
Пришло время держать мужское слово.
Всю зарплату сразу тратить не стал - вдруг там хлебушка купить надо будет, или билет на метро.
Купил коробку пломбира в стаканчиках. Пришел домой, распаковал и начал.
Первые три штуки прошли спокойно и ностальгически. Детство, сбитые коленки и подтаявшая мечта.
Потом пошло туговато.
Включил телевизор, чтобы отвлечь мысли. Передача про крокодилов и прочих рептилий. Скользких и несимпатичных. И кем-то они там в зубах ковыряются - то ли антилопой, то ли опоссумом.
Я даже мороженое лизать перестал.
Переключил. Достал новый стаканчик.
На экране толстый пацан жрет что-то и улыбается. Чувствую, тошнота к горлу подкатывает.
Убил бы гада, если бы дотянуться можно было.
Переключил. Два мужика в передниках жарят что-то на сковородке. Масло брызжет, а они потеют и утираются.
- А сейчас, - один говорит. - Надо добавить молока.
Взять бы их за шкварники и треснуть лбами, чтобы перхоть посыпалась!
Переключил. В кафе сидят кавалер с дамой. Дама говорит томно и как бы с намеком:
- Как хочется сладкого...
- Иди сюда, сволочь! - Ору ей в экран. - Я тебя до отвала накормлю! И с собой заверну, чтобы не отощала!
Выключил телевизор. От греха подальше. Пересчитал мороженое. Десять стаканчиков осилил, но жизнь стала не мила и утратила смысл.
Поаккуратнее надо со своими мечтами.

Неприятность

Только что на телефон пришло сообщение, что я снял со своей карты все имеющиеся деньги. Вру. Не все. Оставил 55 рублей 48 копеек. Оглядел себя. Странно, как это я в одних трусах успел метнуться по морозцу до ближайшего банкомата? Да еще так, что я этого подвига не запомнил? Лунатизмом вроде бы не страдаю, да и не пил сегодня ничего крепче воды из-под крана.
Пошел в ванную комнату. Посмотрел на глаза, оттянув книзу веки, высунул язык. Все нормально.
Позвонил в родной Сбербанк. Девушка очень мило расспросила, а не сам ли я снял свои сбережения? Поклялся и побожился, что не я ни в коем разе. Соединила со специалистом. Тоже девушка:
- Такое бывает. - Говорит буднично. - Я Вашу карту сейчас заблокировала. Вам надо будет приехать и написать заявление на получение новой. Через 14 рабочих дней будет готова.
- А деньги-то вернете?
- Возможно. - Это она меня ободрила.
Хотел спросить, что я буду кушать и чем платить за свет, но она уже отключилась.
Так что получка мне улыбнулась, как и остатки аванса.
Думаю, что все-таки с юмором попались парни, обчистившие меня. Полтинник на бедность оставили. Только и его сейчас хрен получишь.

Конец

Беда обрушилась тяжелой плитой на мои хрупкие плечи.
Внезапно и не оттуда, откуда ждал. На месте моего сердца сейчас кровавая рана и зияющая пустота, как пишут в дешевых романах.
Жизнь стала бессмысленна и глупа. Не будет больше солнечных рассветов и радостного попискивания.
Никто не будет ждать меня после тяжелого рабочего дня. Некого будет легонько щелкнуть по носу и умилиться до слез. Краски мира потускнели и существование утратило смысл. Скупые слезы катятся по кадыку и пропадают в разрезе рубахи. Нет больше яркого желтого цвета солнца. И вода уже не такая мокрая.
Я одинок, как лютик среди людского бурьяна...Какая-то сволочь спёрла из ванной моего резинового утенка.

(no subject)

Сроки годности мною просрочены,
Упаковка измята, изломана.
Было сердце мое с червоточиной,
Этой поздней весной отбраковано.

И с другими, такими же прелыми,
Подсыхаю боками на улицах.
Облака в небе белые-белые,
Надо мной проплывая не хмурятся.

Среди ночи на кухоньку шлёпая,
Запиваю спросонья со всхлипами,
Свои зимние дни непутёвые,
Полуночными пьяными криками.

Я застиран, как простынь больничная,
И спрессован от пяток до темени.
Растерял всё родное и личное,
В переводах столичного времени.