Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

(no subject)


Судьбы маленьких людей. Маленьких, эпизодных актеров.
Сколько их было? И о скольких мы ничего не знаем, кроме запоминающейся внешности и иногда пары-тройки крылатых фраз.
Они не заслуженные и не народные.
Их обошли регалиями, да и просто вниманием.
Они просто делали свое дело. Как могли, как умели, как чувствовали.
Особенно жаль тех, кто ушел рано.
Не вовремя и не к месту.
Хотя когда смерть была к месту и вовремя?
Ушли тихо, не прощаясь и незаметно, как и жили.
Просто они были. И просто их не стало.
Еще до той интернетной эпохи, когда запечатлевается каждое сморкание и каждый заход в лифт.
Они не оставили после себя ни биографий, ни книг воспоминаний.
А если и оставили, то эти исписанные листки отсыревают где-нибудь на чердаке заброшенной дачи.
И в один из дней их сожгут в бочке новые хозяева вместе с ненужным хламом.
Про них не прочтешь в вездесущей Википедии.
Все что они о себе оставили - десяток ролей и дату рождения и смерти.
А кто-то и этого не оставил.
Но смотришь на эти лица и на душе тепло.
Спасибо им!
Пусть они смотрят на нас сверху, попивая черный чай из железной кружки и закапывая подбородок в широкий воротник грубого шерстяного свитера.
Михаил Иванович Бирбраер. (...1947 - 05.04.1992)
 

(no subject)

Новостные заметки о тяжелой заграничной жизни наводят на размышления.
В Америке мужик три дня жил в шкафу у какой-то дамы.
Вернее, у двух американских дам, которые снимали квартиру.
Одна из них заметила, что из шкафа стали пропадать личные вещи - трусы, булавки и номера журнала "Лиза".
Это ее ни фига не насторожило.
С подругой они решили, что завелось приведение.
Ну, завелось и завелось. Подумаешь, дело-то житейское.
Тем более, в Америке такое сплошь и рядом случается.
Далее события развивались стремительно.
На третий день в шкафу что-то громыхнуло.
Американка с подругой встрепенулись ранеными чибисами, но подумали, что в шкаф залез...та-дам!...Енот!
Нет, может быть у них там еноты запросто по подъездам курят и во дворе "козла" забивают.
Девицы подошли к шкафу и одна из них строго спросила: "Кто там?"
Мне интересно, что она хотела услышать в ответ?
Тем более от енота, как она предполагала?
Что он ей на хорошем английском ответит, мол, донт ворри, итс ми?
Или отстучал бы пяткой в дверь азбуку Морзе?
Вот что бы сделал нормальный американец, не услышав ответа?
Правильно - разрядил бы туда два барабана из своего "Смит-Вессона", поскольку триллеры все смотрели и рисковать как-то нет душевного желания.
Но...
Короче, когда открыли шкаф, то обнаружили неизвестного мужика, на котором красовалась шляпа хозяйки, а рядом стоял чемодан, набитый ее вещами.
Тут до американки доходит, что еноты не ходят в подтяжках и шляпах на босу ногу.
И американка звонит куда? Нет, не в полицию, а ...своему бойфренду.
Одновременно пытаясь задержать мужика-енота.
Подруга в это время куда-то по-тихому слилась.
Я просто представляю, как американка звонит ему и говорит:
- Хелло, Джон!
- Хелло, Мэри.
- Короче, такое дело...Тут у меня енот, то есть не совсем енот, а мужик в моей шляпе и с чемоданом моего барахла...Мужчина, стойте! Сейчас приедет мой бойфренд и сделает из вас люля-кебаб....Нет, Джон, я не тебе, я ему...
- Мери, завязывай бухать! Я на работе.
- Джон, приезжай скорее, а то я боюсь. Он пытается вылезти.
- Мери!
- Джон!...Эй, положи трусы на место!...Это я не тебе...Он уже едет, слышь меня? У него разряд по быстрым шашкам и кастет в бардачке.
- По-любому опять нанюхалась. Ты что мне обещала?
И гудки отбоя.
Далее новостное издание сконфуженно сообщает, что мужчина до приезда полиции спокойно стоял в ванной комнате и примерял на себя платья.
Он оказался тридцатилетним безработным.
Более подробностей нет.
Теперь понятно, что любой нелегальный мигрант может спокойно жить у добропорядочных американцев в шкафу.
Главное, не греметь сковородками и, выбираясь до ветру, тихо спускать за собой воду в сортире.

(no subject)

Среди бесполезных кухонных принадлежностей с варежкой-прихваткой может соперничать только фартук.
Расцветки у этих предметов почти всегда веселенькие - а-ля хохлома или красные петухи по лазурному полю.
Часто они продаются в комплекте, поэтому в ТОП-10 подарков на 8 марта, помимо чахлой мимозы, лидируют с большим отрывом, оставив далеко позади духи "Миазмы дуриана" и сковороды.
В этом, с одной стороны, нет ничего удивительного, так как сковородой легко можно выхватить по чугунку.
История знает случаи, когда взволнованный слабый пол забивал дарителя искомым подарком до летального исхода, но я ни разу не слышал, чтобы до смерти забили варежкой.
Как обычно, прихваткой никто не пользуется по умолчанию.
Для этого всегда есть замурзанная, жирная и страдающая вечным насморком кухонная тряпка.
Варежку, равно как и фартук, вынимают из гардероба, когда надо показать гостям, кто в доме хозяюшка.
То есть, хоть не часто, но дамы все же наряжаются.
Мужики вообще игнорируют этот элемент декора, даже если надо пожарить яичницу, стреляющую в тебя горячим маслом.
Во-первых, домашние треники, ежедневно думающие о суициде, уже ничем не удивишь.
Во-вторых, всегда есть повод вспомнить, каким молодым и вертким хорьком ты был.
Поэтому фартук и варежку-прихватку можно смело ставить в один ряд с такой же бесполезной вещью, как напольная ваза.

(no subject)

Недавно прочитал статью о позитивном отношении к смерти. Вроде как на Западе открываются «кафе смерти», куда можно запросто придти и потолковать с кем-нибудь о своих болячках или обсудить нюансы собственного погребения. Или же устраиваются вечеринки — репетиции похорон, где все весело проводят время, а сам будущий покойник вообще светится энтузиазмом и оптимизмом. Идея не то, чтобы совсем странная, как может показаться на первый взгляд. В нашем обществе тема смерти строго табуирована.  И если мы где и встречаемся с ее обсуждением, то только в бюро ритуальных услуг, когда нам предлагают выбрать глазет и кисть для гроба, а также намекают на духовой оркестр, отпевание и аренду ведущего церемонии прощания. И всё это, конечно, со скорбью на лице и искусственной слезой в голосе. 

Понятно, что никто не вечен. И вряд ли к нашей старости придумают волшебную таблетку бессмертия, о которой так мечталось в детстве. Мне, например, после того, как я благополучно или не очень откину кеды, будет абсолютно плевать, зароют меня в деревянном ящике или сожгут в печи. Могут хоть закопать по пояс, а остальное покрасить под бронзу. Не хотелось бы, конечно, воплей и стонов немногочисленной родни с нашатырем и валерьянкой. Нет, веселиться — это тоже перебор. Вприсядку с гробом и криков «ура!» тоже не надо. Но достойно и спокойно закопать или сжечь, без причитаний и дежурных фраз не знавших меня людей о том, какой я был замечательный — это дело.

Collapse )

(no subject)

Как же надоели все эти жареные новости, что какая-то очередная матрёна разделась и обнажилась для журнала. Крупным шрифтом между катастрофами, Путиным и Трампом. Вот радость-то! Ну, разделась. Молодец. Только времена "Экипажа" и "Табор уходит в небо", увы, прошли. Сейчас даже в женскую баню никто подглядывать не пойдет. Все уже настолько привыкли к этой фигне, что еще одной демонстрацией к лесу хоть задом, хоть передом, ну никак не удивишь.
Представляю, если бы был заголовок: ШОК! ТАКАЯ-ТО ПОЛНОСТЬЮ ОДЕЛАСЬ ДЛЯ МУЖСКОГО КАЛЕНДАРЯ!
Вот это по-нашему! Две трети точно бы ткнулись посмотреть, во что она там замоталась. А она стоит в шубе, шерстяных рейтузах с начесом, платке под глаза и ногу в валенке кокетливо отставила. Какой простор для фантазии!

Трагедь

Нет, я все конечно понимаю.
Что туды-сюды, любовь, мол, зла.
Но как ты могла, в натуре, зая,
Предпочесть мне этого козла?

Ты за это, подлая ответишь,
Будешь локти и мослы кусать.
Что держа в руках меня-синицу,
Стала в журавля ее бросать.

Я не буду плакать, не дождешься,
Мужики не плачут и ваще,
Мимо я проеду на машине,
При деньгах и в модном пиджаке.

Все девчонки будут виться скопом,
И помадой малевать подъезд.
И не будет мне от них отбоя,
Всяких красивей тебя невест.

Ты еще не раз наверно вспомнишь,
Как я на руках тебя носил,
Говорил какая ты красивая
Как тебе подарочки дарил.

И на кого меня ты променяла,
Тебя не любит и ваще он псих,
А я тебя прощаю, хоть ты и шалава.
И вот он тебе мой прощальный стих.

Погодное

Сегодня дали штормовое предупреждение.
Мол, сворачивайте паруса, рубите мачты и задраивайте трюмы.
Тряпье и простыни всякие на веревки не развешивайте.
Держитесь за поручни и положите в каждый карман по кирпичу.
Снег с дождем обещали и падающие деревья.
С утра вышел за хлебушком.
Чуть не улетел вместе с хлебобулочным изделием и оставшимися листьями.
Как Умка по торосам.
Ветрище портки треплет и дышать не дает.
Из дома вытащил гирю и положил в багажник машины.
Ну, так...На всякий...

Иду по улице и плачу,
По морде слезы развозя,
Не потому, что бросил клячу,
А кляча бросила меня.

Не потому, что я страдаю,
Не потому, что я люблю.
А просто ветер выдувает,
Из двух ноздрей одну соплю.

(no subject)

многие хотят знать, сколько живых губ я целовал...
но почти никому не интересно, сколько я перецеловал мертвых лбов...

(no subject)

Прочитал, что если хочешь быть здоровым и румяным, надо прислушиваться к своему организму.
Он, мол, сам знает, что ему нужно.
Выключил телевизор. Закрыл окно.
Прислушиваюсь.
В животе булькает и урчит, локоть чешется и спать хочется.
Почесался. Пошел на кухню и пожарил картошки с мясом.
Отожрал пол-сковороды. Чую, что больше не хочется. Некуда.
Прилег. Организм захотел посмотреть телевизор.
Включил. Смотрю.
Мимоходом намекаю организму, что надо бы встать, позаниматься.
Молчит. Даже отвернулся вроде.
Понятно.
Через полчаса опять забулькал. Но картошки уже не хочет.
Хочет сладкого, мучного и жирного.
Открыл холодильник - ни того, ни другого, ни третьего.
Значит, перебьется.
Организм возмутился. Начал ножкой дрыгать и истерить.
Вот и прислушивайся к нему в другой раз.
Влил в него две кружки воды, чтобы было чем булькать.
А насчет прислушиваться - глупый совет.

(no subject)

С детства в меня вбивали аксиому "Хорошо - это не надолго". Учителя были хорошие и добросовестные, поэтому пройденный материал я усвоил отлично.
Это и есть, на мой взгляд, наша национальная русская идея.
Самый последний работяга, живущий от получки до аванса, это знает.
А если и случается что-то приятное, вроде премии, то оно испаряется также быстро как лужи летом.
Как только в моей жизни случается светлая полоса, я, переварив первый естественный вопрос "в чем подвох?", неизбежно жду ее окончания. И того, что последует за этим неожиданным и незаслуженным леденцом судьбы.
Кто-то может быть скажет, что мол, так нельзя; дескать, ты сам моделируешь и притягиваешь неприятности и т.д.
Надо радоваться жизни и скакать веселым козликом на ромашковом лугу. И даже у кого-то это получается. Но!
При всей своей неказистости и неприглядности, в привычке не ждать ничего хорошего есть один огромный плюс - когда жизнь подкидывает тебе очередную лопату дерьма, ты не удивляешься, не бьешься в истерике, не впадаешь в ступор и не складываешь ручки на коленках.
Депрессия обращается с тобой аккуратно, поскольку знает, что велика вероятность отхватить по-полной от закаленного товарища. Поэтому она, не разуваясь и примостившись на краешке табуретки в виде легкой грусти, пьет с тобой чай и водку, а после испаряется.
Ты же засучиваешь рукава и вправляешь очередной вывих своей судьбы.
Для тебя ничто, кроме смерти, не является трагедией.
Да и сама смерть принимает самые обычные черты неизбежного и обыденного.
Как включить и выключить свет.
И это не жесткосердие, не отсутствие чувств и сентиментальности.
Это просто ежедневная, сродни чистке зубов, привычка к тому, что "хорошо - это не надолго".