Category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

(no subject)

Кот читает воспоминания академика Дмитрия Лихачёва. В некоторых местах книги хмыкает и начинает вылизывать лапу, растопырив пальцы. Согласен, там есть над чем задуматься. А уж если во время чтения принимает позу гимнаста Немова в упражнениях на коне, значит что-то действительно нашло живейший отклик даже в этой одомашненной пушнине.
Потом перечитаю сам. Страницы я запомнил.

(no subject)

Ветер треплет волосёнки,
А чего их не трепать?
В почках ёлки и сосёнки,
Ведь весна же, твою мать!
Просверлю в сосёнке дырку,
И пристрою кузовок,
Как анализы в пробирку,
Наберу сосновый сок.
Ну и что, что не берёза?
Для себя решил я так -
Сок с берёзы - словно слёзы
Соберёт любой дурак.
Да и так его, конечно,
Может пить любой балбес,
И для этого не нужно,
Со сверлом тащиться в лес.
Чтоб по-взрослому отметить,
Этот первый день весны.
Будь исконным, словно йети,
Выпей сока из сосны!

Его пример другим наука, но Боже мой, какая мука...

Неумолимо, катком под уклон приближается праздник. И как обычно начинается головная боль с подарками. Нет, выбор сейчас в магазинах на любой вкус, цвет и горло. Добрая половина знакомых по интернету может рукоделить. Им запросто выпилить лобзиком Мону Лизу, или сшить крючком гориллу в натуральную величину. Я и сам могу розетку прикрутить или дров наколоть, но не Папа Карло ни разу. Дело не в этом. Самое главное - никто из опрошенных не может внятно сформулировать запрос к Мирозданию. В смысле, ко мне. От денег сразу открещиваются - "фу-фу-фу", "есть вещи, которые не измеряются деньгами", "подарок должен быть личностным" и прочая романтическая галиматья. На уточняющие вопросы мнутся, жмутся, закатывают глазки и машут ручками: "Ой, да я не знаю", "Да ничего не надо", "Сам придумай что-нибудь", "Что-то недорогое, но оригинальное", "Ну, это же не день рождения" и т.д.
По пунктам.
1. Ничего не надо... Ну, да. Сначала все так говорят, а потом предают анафеме и мастерят куклу вуду с моей фотокарточкой. В гости не зовут, а по телефону общаются сквозь зубы.
2. Сам придумай...Это конечно лестно, что вы такого высокого мнения о моей фантазии. Но я ведь могу и мешок снега припереть. И делайте с ним потом, что хотите. Только мешок обратно отдайте.
3. Недорогое, но оригинальное - это что? "FIXPrice" всё по 50р. форева? Ну, ладно, ладно, не по 50. За 100р. туалетный ёршик в стеклянной колбе? Оригинально? Да! Но чую, что мне потом этот ёршик вставят пониже ремня, чтоб гудел на ветру. Набор кухонных полотенец? Хорошо, но не оригинально.
4.Понятно, что не день рождения и трактор "Беларус" я никому не подарю. Так что дарить? Двухтысячетридцатьчетвертую кружку? Да их и так уже у каждого столько, что можно в две руки Волгу перечерпать. Впору набрать у соседа пустых бутылок, обклеить фольгой, нацарапать что-нибудь без мата и вручить каждому.
Так что, друзья мои, учитесь оформлять свои желания в словесную форму.
Ну, или по крайней мере, чтобы смогли на пальцах показать.

(no subject)

Впору запить.
Вчера узнал от Игоря Прокопенко с Рен-ТВ, что Земля наша, матушка, плоская. Вот такая песочница. Солнце от нас не в миллионах километров, а всего в каких-то пятидесяти тысячах. Вроде лампочки. Естественно, всё это блюдо под куполом, отсюда и радуги с Северным сиянием. И никаких кругосветных путешествий не было. Все по малому радиусу вокруг полюса катались. Какой-то эксперт из Америки сказал, что Земля наша, как на эмблеме ООН - блин блином. Но это все, конечно, засекречено жутко. Мол, Антарктида и есть край Света. А там никакие не научные станции, а всамделишные погранзаставы. С собаками и боевыми пингвинами.  Стерегут, чтобы никто с края не свалился к чертовой бабушке. И не лазили там всякие непонятные личности и туристы. Дескать, поэтому никто толком там ничего не исследовал и попасть в Антарктиду тяжелее, чем на Луну сгонять. Наш какой-то хорёк в морской форме сказал, что самолично видел там воронки от ядерных бомб. И что это доказывает, что воевали там не на шутку. Но больше всего меня убил, как эксперт, баскетболист Шакил ОНил. Два с лишним метра ума. Он так и сказал, мол, я верю, что Земля плоская. Равно, как и еще один из моих товарищей-баскетболистов. Я подумал, что если бы он меня спросил, какая Земля, я бы посмотрел на него снизу-вверх и тоже согласился бы. Там нога семидесятого размера. Единственное, как-то неловко стало за Коперника и Джордано Бруно. Ну и за Галилея до кучи. С другой стороны, инквизиция стала выглядеть менее узколобой и зловещей.
Правда, ничего не сказали про слонов и черепаху. Как-то по канонам на них все должно держаться-то. Хотя, теперь я ни в чем уже не уверен. Наверное в следующей передаче разовьют тему.

(no subject)

В выходной день каждый холодильник находится на грани истерики. Каждые полчаса кто-нибудь подходит в нему, открывает дверцу и застывает в коматозе: глаза бесцельно блуждают по полкам, руки - в свободном висе вдоль тела. Мысли открывшего пусты и только пунктиром угадывается :"Чего бы такого сожрать?" Но аксиома такова, что из всех внутренностей, наполняющих холодильник, не хочется ничего. А хочется фиников с горчицей. Или карпаччо из ерша. "Закрой дверь, козлина!" - моргает лампочкой бытовой агрегат. - "Я и так уже весь в ледяной бороде и морозилка не открывается, утырок!" Дверца закрывается, но ненадолго. Через полчаса ритуал повторяется. И так до того времени, пока сон не сморит квартиру и все не разлягутся по своим развороченным с утра гнездам. Холодильник трясет нервной дрожью и обязательно какая-нибудь сволочь проскрипит из комнаты: "Чего-то холодильник опять загудел".

(no subject)

Мне подарили напольные весы. Электронные.
До десятой доли килограмма. Точнее не бывает.
С утра подбоченился, выдохнул, подобрал живот и встал на них.
101,5...Да ну???!!! Быть такого не может!
Я не завтракал, это точно.
Ну да, да, ночью подожрал кой-чего из холодильника.
Пошел в туалет.
Сидел полчаса. Много думал. Курил.
100,8...Вот же ш, мать их!
Скинул тапки, майку и трусы, снял кольцо и нательный крест.
Встал на весы снова.
100,2...Ну, это еще туда-сюда, но все равно не Палермо.
Переставил весы на другое место.
99.9...
На механических весах мой вес был идеален  - 95 и ни грамма больше.
И вот как теперь мне с этим жить?
Кому верить???

Во дни сомнений, во дни тягостных раздумий...(с)

Я не Тургенев, но имею склонность к научным изысканиям на ниве русской словесности.
Заслуги мои пока скромны, но я не останавливаюсь на достигнутом.
Методом многочисленных дегустаций и похмелий, проб и ошибок мною было выявлено единственное слово, которое мужик в состоянии выговорить, даже когда не может плюнуть через губу и ходит в туалет, не снимая штанов.
Приглядывая за кастрюлей с луковой шелухой, скармливал Гене и Коле третью бутылку водки.
По поводу чистого четверга и покраски яиц.
Геннадий очень скоро задумался и положил голову на стол.
Коля моргал старательно и редко, пытаясь собрать разъезжающееся в стороны лицо.
Слово "мама" обоим уже не давалось, ввиду сложности.
Наконец, глаза Коли приняли пипеточную каплю осмысленности и он тягуче и с расстановкой произнес:
- Ли-и-е-е-но-у-ле-еум.
- Артикулируй. - почуял я улыбку фортуны и научный прорыв.
Коля подобрался, как перед прыжком с платформы:
- Ли-и-е-е-но-у-ле-еум-м-м.
Вот так. Линолеум.
Никто, кстати, не подскажет...На вручение Нобелевской премии по филологии фрак с сандалиями можно?
Или, всё-таки, лучше лаковые штиблеты?

Забава

Малый я озорной и на выдумку горазд.
Чтобы скрасить свой сумрачный день, вспомнил древнюю забаву - звонок.
Это когда звонишь в первую попавшуюся дверь, а потом быстро скатываешься по лестнице, чтобы на заднице начес не сделали.
Бегать по лестницам уже как-то несподручно - пузцо сытенькое да и года берут свое.
Поэтому вышел на лестничную клетку, позвонил в дверь напротив - там все равно бабка живет и бегать не умеет, а если и умела, то забыла.
Сам быстро шмыгнул к себе и затаился хитрым аспидом.
В глазок смотрю.
Выходит, как ни странно, не бабка, а какой-то небритый мужик. Внук, что ли. Или сын.
Глазами повращал, сказал "вот, суки" и дверь закрыл.
Я подождал минут десять и снова позвонил.
Гляжу в глазок и гыгыкаю в кулак.
Мужик вышел, долго орал на пару с эхом, что, мол, все выдернет и намотает.
Я бьюсь в судорогах и рот зажимаю. Весело же!
Он плюнул в пролет и ушел.
Через пару минут выпрыгнул чертом из табакерки и осмотрелся, как Зверобой.
Но я-то ученый. На такие выверты давно не ведусь.
Перекурил.
Вышел и опять нажал кнопку звонка.
Только повернулся, чтобы скрыться быстрой ланью, как сквозняком дверь - хлоп! - и все.
Мужик почти отрывает дверь с петлями и вылетает с гантелей наперевес...
М-да...Дурацкая эта забава. С детства она мне не нравилась.

Дельное

Я не столяр, не плотник, не электрик и даже не сантехник.
Свои трудовые навыки я получил, как и все мои сверстники, в школе.
Там мы, под присмотром незабвенного Николай Михалыча в черном халате и берете, сколачивали кривоногие табуреты и сверлили на станках подарочные терки. Зеленка, йод и бинты были непременными атрибутами на каждом уроке.
В техникуме азы электричества нам преподавал мужик с очень интересным отчеством - Маркиянович. Имя его я забыл, но мы звали его просто Мурзик Маркияныч. Из-за кошачьих усов, которыми он невероятно гордился.
- Ну, а это что за цацка? - говорил он сонным голосом, кивая на какую-нибудь железяку.
Мы заворожено молчали.
- Это рэлэ. - он углублял до размера каньона единственную морщину на лбу.
- Может все-таки реле? - пискнул однажды кто-то.
- А может, ты мне сейчас фазу найдешь голыми руками? - устало парировал он.
Ревнитель русского языка сразу же решил поискать под партой свою ручку.
В общем совершенствоваться приходилось методом проб и ошибок.
Но мое поколение всегда отличалось бесстрашием и тягой к неизведанному. Поэтому мы упоенно тыкали отвертками в розетки, умывались напором хлещущей из крана воды при попытке сменить вентиль и укорачивали пальцы циркулярными пилами при постройке скамеек и других культурных объектов.
Зато в теории мы все подкованы и умелы.
В деревне решил поставить себе забор от дома до сарая. Старый сгнил и обратился в прах.
Пол-дня я потратил на теорию. На двух листах прикинул допуски, усадку, усушку и утруску.
Вкопал два столба. Потом начал пилить доски и прилаживать к забору. По гвоздям лупил яростно и с огоньком.
Приколотив доску, отходил и прицеливаясь растопыренной пятерней, как нивелиром, любовался совершенством и точностью форм.
В итоге, употев и держась за спину, окинул взглядом общую картину.
Забор был настолько ровным, насколько ровной может быть кардиограмма неизлечимо больного сердечника.
В досаде скомкал чертежи и растопил ими печку.
В конце концов, и от теории может быть хоть какая-то польза.

Стрижка

Себя я всегда стригу сам. Машинка есть, а оболваниться "под Котовского" особого умения не надо.
Вечером заглянул Виталик, недавно выпущенный из районной каталажки. Завтра ему на работу, а он зарос, как Энгельс. В парикмахерской брадобреи ему заломили 250 рублей за полубокс. Он обложил их гнусными словами и пришел ко мне:
- Вован, пострижешь?
- Я только наголо умею.
- Да фигня! Затылок с висками выбреешь, а наверху все оставишь. Невелика наука. Или слабо?
Знает, сволочь, на что меня купить можно. Ладно, думаю, чай не из филея руки растут:
- Садись, - выдвигаю табуретку на середину кухни и заматываю ему шею полотенцем. - Только потом не ной.
- Не вопрос!
Начинаю стричь. Машинка жужжит, Виталик сопит. Виски с затылком выбрил, даю ему зеркало:
- Гляди.
- Ну-у-у...Ты это...подравняй как-нибудь повыше, а то я как говно под лопухом.
Хозяин-барин. Ровняю, высунув язык. Только башка какая-то у него неровная, шишковатая. Елозил, елозил, пока не оставил ему полосу волос посередине, как у Тараса Бульбы.
Виталик долго смотрит в зеркало, потом выдыхает:
- Стриги все, на хрен.
Убрав инструмент и прибравшись на кухне, взглянул на него свежим взглядом. М-да...Голова, как орех. Маленькая и шершавая. И мордочка чем-то на крысиную смахивает. Красавец.
Расстались молча.