Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

(no subject)

Вот просто вижу как Караваджо, брызгая чернилами из-под гусиного пера, набрасывает очередного толстомясого Купидона. Мухи жужжат, со двора тянет пылью, мочой и перезрелыми апельсинами. Микеланджело Меризи цыкает зубом, критически смотрит на рисунок, сплевывает и чертыхается сквозь усы. Мельком смотрит в зеркало и видит в нем набрякшие под глазами мешки, персидские брови и эспаньолку, заскорузлую от пролитого за обедом молодого вина. Вздыхает и бормочет себе под нос: "Да...не Ложкин я...и даже не Вася".

(no subject)

В глазах пестрит от разного рода пособий. Про то, как написать бестселлер за месяц или хит за неделю. Впрочем, советы не отличаются разнообразием. Мол, верьте в себя, падая, поднимайтесь, не слушайте завистников и недоброжелателей, упрямо идите к цели, не отчаивайтесь и т.д. И вот тогда, дескать, у вас получится "Лунная соната" с Войной и миром". Нет, это здорово, конечно. Вот только кто тебя будет кормить, пока ты будешь таскать свои шедевры по редакторам и издательствам? Ты, естественно, стойко принимаешь отказы, тычки и закадровый гогот. С удвоенной энергией строчишь ещё более сногсшибательный бестселлер и не обращаешь внимания на быт и трёхразовое питание. Но это ты. А как же, кому посчастливилось жить рядом с твоим гением? Об этом все руководства скромно умалчивают.

(no subject)

"Цирк Никулина представляет шоу Владимира Дерябкина в новом шоу "Голограмма"!" Не имею чести знать, кто такой Дерябкин, да и вообще клованы как-то не особенно вдохновляют. Дело не в детских психотравмах и не в каком-нибудь снобизме по отношению к такому низовому жанру как цирк. Просто не нравится и всё. Варёный лук тоже не нравится без всяких глубинных причин. С другой стороны, если шоу новое, то значит было и старое. Называлось, видимо, "Диафильмы". Ничего не могу сказать про самого Дерябкина, но общий уровень угадывается по подтяжкам, красному носу и хрестоматийному гриму. Всё будет традиционно, с этим "у-у-уй, миленький мой!", но в новых декорациях и, наверное, с лазерами. В общем, в наш уездный город едет праздник.

(no subject)

8. Тюбик. К большому сожалению, я наблюдаю постепенное вымирание этого вида водителей-художников. Пространство вокруг себя Тюбик украшает с размахом. На сидении непременный атрибут - тигриная или оленья шкура. Бахрома от скатерти по всему периметру крыши. Руль оплетен старорусскими узорами, на лобовом стекле - гирлянды из вымпелов футбольных клубов. Ручка рычагаа переключения передач инкрустирована розой в плексигласе, а приборная панель оклеена фривольными картинками. Обязательно Тюбик сообщает всем свое имя, данное при рождении, вышитое золотом на бордовой парче -"Колян", "Серега", "Андрюха", а самые экстравагантные предпочитают интересничать - "Бродяга". На боковых стеклах - переводные наклейки с полуголыми наядами, а кузов оклеен прочим артом, вроде "Обама - чмо", "Ты извини, если чё", "Вези трудяга домой бродягу" и "В очко себе бибикни и посигналь туда же". Впрочем, как и все настоящие художники, Тюбики лишены пунктуальности и вообще каких-либо технических навыков. Поэтому машины меняют достаточно часто. Просто стаскивают, как с убитого коня седло, тигриную шкуру с сидения, отвинчивают розу с рычага и переносят весь свой Лувр на другую машину.
Тюбик как вид зачастую пересекается со Скипиричем. Тогда вообще получается. гремучая смесь.

(no subject)

Ломаю голову над тем, с каким запущенным  творческим вывихом должен быть человек, писавший презентацию к последней книге Пелевина "Искусство лёгких касаний".

"...В чем связь между монстрами с крыши Нотр-Дама, самобытным мистическим путем России и трансгендерными уборными Северной Америки? Мы всего в шаге от решения этой мучительной загадки!.."

Действительно, загадка мучительнейшая.

(no subject)

Остался у меня на память от тебя портрет твой, портрет работы Павла Пикассо (с))

Пора барыжить поддельными шедеврами.

Глубокое (мотивационный пост)

Лето.
Деревня.
Чужой сад.
Мне 7 лет.
Я еще молод, но уже безнадежно испорчен.
Наплевав на одну из основных заповедей, рву соседскую грушевку.
Растрепанные вихры, потные ладошки и бегающие глаза - неприглядная картина морального падения юного существа.
Но - чу! - послышался скрип калитки.
Я Финистом - Ясным соколом срываюсь с дерева и лезу через забор.
Подтягиваюсь, перекидываю одну ногу, другую, прыгаю и...крак!...повисаю вниз ногами с другой стороны, зацепившись шортами.
Доска забора проходит как раз между штаниной и моим, нашедшим на себя приключения, задом.
Что тут сказать, кроме того, что в советское время шорты делать умели.
Это вам не какой-то там адидас, а суровые нитки, брезент и палаточная фурнитура.
Буратино подвесили за шкирдон, но у меня немного другая география.
Да и строение тела мальчика немного отличается от девчачьего.
Вот именно это "немного" в тот момент и вопиёт, и взывает.
Висю, то есть вишу, с мягким шорохом падают из меня в траву яблоки, а я вспоминаю "...не пожелай ни раба его, ни осла его, ни всякого скота его..."
Шаги сзади приближаются и я, влекомый жгучим стыдом и страхом, но пообещав себе встать на путь истинный, начинаю освобождать, так сказать, свои чресла.
Презрев законы физики, здравого смысла и человеческой анатомии я сбрасываю оковы.
В смысле, падаю с другой стороны забора но слегка не весь - шорты остаются на заборе.
Самое примечательное, что абсолютно целые.
Не знаю, что и как именно произошло, но где-то далеко в этот момент рухнул как подкошенный и заплакал навзрыд ведущий акробат цирка "Дю Солей", уткнувшись лицом в свои колени, затянутые в пропотевшее трико.
Так это я к чему?
Никогда не поздно исправиться!
И все испытания даются нам для духовного роста.
Я потом полгода был запевалой в октябрятской звёздочке.

(no subject)

Хочется плавного, размеренного письма, словно у Толстого: предложние начинается и идет, идет, обрастает уточнениями, причастными и деепричастными оборотами, вкраплениями прямой речи и описаниями природы, с красочными прилагательными, неожиданными наречиями и искусным использованием  самобытных, фольклорных элементов, обилием знаков препинания, даже таких экзотических, как точка с запятой и когда лист закончится - делать перенос и писать дальше, а точку ставить только тогда, когда сведет руку или зачешется внезапно глаз.
Но ни фига.
Словарный запас скуден и пошл.
А поводы писать - мелочны и ничтожны.
На стоянке в центре столицы въехал колесом в кучку дерьма.
Тешу себя надеждой, что собачьего.
Хотя никогда не видел, чтобы собаки вытирали зад влажными салфетками.

(no subject)

Нет во мне шика. Иной и в растянутом трико выглядит как лорд в Баден-Бадене. Во мне же элегантности ровно столько, сколько в кирзовом сапоге. Вроде наденешь новые брюки, а они внизу тульской гармошкой морщатся или куцые, как у Гавроша. В любом костюме выгляжу, будто мусор выносить вышел.
Хоть фрак надень - всё равно не то и скучно.
Форма моя рабочая тоже сидит на мне, как на еже цилиндр.
Сегодня ехал в своем обычном затрапезном виде в электричке с работы. Уныл и скуден был пейзаж за окном. Но тут растворились двери и вошла она - пожилая худая тетка с явными признаками алкогольной зависимости на лице, которую периодически вижу уже последние лет пять. Она не просит милостыню. Она просит плату за искусство - затягивает дребезжащим фальцетом "Подмосковные вечера" и идет по проходу, держа перед собой пустой пакет из "Пятерочки". Первое время я ей подавал, но потом репертуар стал утомлять. Судя по кассовым сборам, не меня одного.
- Если б зна-а-а-али вы-и-и-и, ка-а-а-ак мне до-о-о-о-роги-и-и-и...
Учитывая, что до этого были два гитариста и один мужик с дудкой, перебор в искусстве ощущался невооруженным ухом.
Я встал со своего сидения у окна, вышел в проход, одернул короткие штаны и заломил шапку на затылок:
- Всем приятной дороги, уважаемые пассажиры!
Многие повернулись.
Тетка завалила куплет на полуслове:
- Речка движе...- округлила совиные глаза и ждёт.
- Сейчас будет стих. - говорю. И декламирую с вызовом:
- Коемлевские звезды над нами горят,
Повсюду доходит их свет!
Хорошая Родина есть у ребят,
И лучше той Родины нет!
Шаркаю ножкой, отвешиваю поклон и сажусь на место.
- Во даёт!
- Это к выборам, что ли?
- Ненормальный какой-то.
- Они вместе?
- Да не, вроде.
- А когда денег просить будет?
- Ему не надо, наверное. Вон, рожа какая тугая.
Тетка пытается продолжить с того места, где прервалась:
- Речка движется-а-а...Вот-те и речка...Да ну вас всех! - и молча уходит.

(no subject)

Внезапно озаботился свои гардеробом.



Учитывая специфику моей работы, как-то не до пикейных жилетов и тростей с серебряными набалдашниками.



Да и общение происходит по упрощенной схеме, без реверансов и аллегорий - пятью-шестью матерными словами и производными от них.



В общем, все сурово, по-пролетарски, без ненужного эстетства.



А тут пригласили на художественную выставку. Правда, походя сообщили, что там дресс-код и пошутили, спросив, мол, пиджак-то точно найдется. Вот.



Есть несколько вещей, которые я не ношу: костюмы, рубашки, галстуки, подтяжки, жилеты.



В том-то и дело, что в моем гардеробе висит только дважды женильный костюм. Даже не в качестве именно одежды, а как ностальгический атрибут. Ну и чтобы ритуальщики если что, не чесали бы в затылке. Примерив пиджак, понял, что нет, не разжирел, а как бы выразиться поэлегантнее...заметерел, во! Поэтому пуговицы на сходятся, но фасон восьмидесятых, с двумя разрезами по бокам. Думаю, буду ходить расстегнутым как итальянский Берлускони. Брюки от костюма налезли только до колен и дальше налезать отказались. Плюнул. Поиск других классических брюк успехом не увенчался - просто выбрал более-менее чистые штаны.



Но у меня все-таки имелся козырь - новые ботинки только из коробки. На мой взгляд, они легко могут отвлечь внимание от остального облачения, а их блеск вообще сводит с ума художественную богему и впечатлительных барышень.Что тут сказать кроме того, что с моей стороны это был опрометчивый и фатальный шаг? Не ходите! Никогда не ходите на выставки в новых ботинках.



Но об этом потом.



Меня обещали познакомить с всамделишным художником. Вот тут-то засада. О чем говорить с человеком искусства, если по рисованию в школе у меня была твердая тройка, что если я когда и рисовал с душой, так это на стенке гаража и на заборах, а в игре света и тени я не смыслю ровным счетом ни фига? Поэтому мне посоветовали просто молчать, улыбаться и раздувать иногда щеки для важности. Ну, иногда прислонять мизинец к подбородку и отойдя от полотна на пару шагов, глубокомысленно склонять голову с чуть слышным бормотанием: "Как это глубоко, чёрт побери!" Можно также поцокать языком и слегка закатить глаза.



Короче, для повышения уровня полистал пару авторитетных журналов об искусстве - старый номер "Мурзилки" и книжку-раскраску "Маша и Медведь".



Также порепетировал перед зеркалом сморкание в носовой платок, а не в рукав или в лацкан пиджака.



Все оказалось не так страшно. Художник оказался небольшого роста человеком с демоническим лицом и в соответствующем одеянии - черный полуфрак с бордовыми лацканами. Вылитый Воланд, только приветливый и с тихим голосом. Мне он понравился. Сразу видно, что человек высокой культуры и в творческих эмпиреях витающий так же легко, как я ориентируюсь ночью в своем коридоре. Повезло, что до задушевной беседы не дошло, потому что к тому времени, когда нас познакомили, ботинки дали знать о себе - я всем хребтом и мозжечком уже чувствовал все мозоли, потертости, вросшие косточки, шпоры и десять нестриженных ногтей.



Так что вид у меня был более чем глубокомысленный, а где-то даже слегка страдающий -  молодой енот, которому на раздаче досталась неоткрытая банка консервов.



Так что картины я рассматривал как истинный знаток. Даже перекинулся парой слов с бородатым мужиком, по виду, тоже художником, дескать, как это глубоко и новаторски.



Вот теперь думаю обновить гардероб и купить что-нибудь эдакое. Чтобы вещь была хоть в цирк, хоть на карусель, хоть в Большой театр.