Category: дача

Category was added automatically. Read all entries about "дача".

(no subject)

с утра унылый дождик поливает
два наркомана в клумбе час подряд
и пусть вода за шиворот стекает
им наплевать, они копают клад

и тут я выхожу такой красивый
в трусах на босу ногу и в усах
и говорю им, дескать, буратины
идите-ка скорей отсюда нах

на кой вы поломали георгины
которые садили не для вас
закладчик ваш - сутулая скотина
вас кинул как лохов который раз

они не побежали без оглядки
не стали пререкаться на пустом
а молча продолжали делать грядки
и ковыряться тихо под кустом

а я, доевши персик, смачно сплюнул
но косточку выбрасывать не стал
а кинул одному, который хмурый
чтоб он ее на грядке прикопал

(no subject)

Начался исход рассады на дачу.
По соцсетям вместе с пасхальными открытками вирусно распространяются фото помидорных джунглей, кровавого загара и первых, несмелых шашлыков.
Не миновала чаша сия и меня.
Машина пропахла ядреным запахом томатной рассады.
Первые земляные работы под девизом: "Прощай спина!"
Процесс раскапывания земной тверди вдруг был остановлен.
Мама, изменившись в лице, вдруг тяжело осела на крыльцо:
- Грех-то какой! Как  же я забыла?
Почему-то подумал, что не соблюли какой-то особый обряд, прежде чем воткнуть лопату в землю.
Вроде того, чтобы сжечь кого-то, или окропить чем-нибудь.
- Что грех?
- Сегодня же праздник! Работать нельзя!
Изогнувшись фигурой Лиссажу, выпрямился и задумчиво покрутил в руках черенок инструмента.
Нет, не то, чтобы я настроился стать ударником дачного труда, но как-то немного странно.
С другой стороны - баба с возу, кобыле легче.
- И что будем делать? Домой поедем? - спросил с надеждой.
Мама подумала, посмотрела куда-то вдаль, потом на небо:
- Да, всё равно уже поздно метаться. Давай, копай дальше.

Со спиной я все-таки попрощался, когда вешал сделанный в прошлом году скворечник.
Видимо, все-таки грех было работать.

(no subject)

Приятно иметь дело с вежливыми людьми, которым претит панибратство и амикошонство. Пусть не всегда они достаточно эрудированы, но чувство такта и джентльменство у них в крови.
Эпопея с отходами жизнедеятельности крупного рогатого скота продолжается. Погода в эти выходные, как назло, была вполне лётная - видимость до километра, облачность высокая. Посему опять сложил сидения в машине, застелил все пленкой, закинул мешки и лопату и поехал на заветную ферму. На залитом солнцем поле на удивление не было никого. Ни калик перехожих, ни задорных дачников, набивающих прицепы заветными фекалиями. Только ветер умеренный до сильного, выдувающий тепло из тела, слезу из глаза и соплю из носа, перекатывал по равнине забытый кем-то пакет из "Ашана". Держась за козырек кепки и развеваясь мешками, добрел до края кучи. Начал накладывать первый мешок. Попробуйте когда-нибудь наложить дерьмо в мешок, который полощется одиноким парусом и норовит утянуть тебя в голубую даль вместе с лопатой. То еще удовольствие. Тем паче, пока накладывал первый, один из оставшихся шести вырвался из под груды сухого кизяка и полетел. Я полетел за ним.
Учитывая, что скорость ветра явно превосходила скорость меня, потому что на мне были теплые штаны и резиновые галоши, мешок имел все шансы скрыться. За погоней наблюдал овечий пастух. Он стоял, опершись на палку и провожал взглядом наш тандем. Арктический бриз немного стих и я наконец настиг беглеца, брякнувшись на него пузом.  Проходя мимо пастуха, отдышался и принял вид суровый и гордый. Даже насупил брови.
- За говном? - задал пастух риторический вопрос.
- Нет, змея запускал.
- А чё вы за ним бежали? - он кивнул на мешок у меня подмышкой. - Лопатой бы кинули и придавило бы.
- Я не Давид.
- Какой Давид?
- Который Голиафа камнем в глаз тюкнул и не промазал.
Он задумался:
- Смешной вы...Погода сегодня хорошая. В такую и побегать можно. - он переступил с ноги на ногу.
Я вытер пот со лба:
- Знаете что? Идите в жопу.
- Сами идите.
На этом мы раскланялись.

(no subject)

Куда там нашему командованию да и прочим воякам до моей мамы.
Вот кто стратег, мыслящий глобально и новаторски, на сто ходов вперед предугадывающий маневры противника и мастерски выходящий на оперативный простор.
Сегодня приплелся из этого чертова офиса с одной мыслью - обожраться тефтелями как Тузик на помойке и упасть в тряпочки.
Ан, нет!
Мама сидела на кухне и, поправляя очки, чертила какою-то карту.
Оказалось, в выходные предстоит штурмовая операция под кодовым названием "Говно".
Дача вопиет перед зимой о нехватке питательных веществ и грозит недородом в следующем году.
Поэтому нужна небольшая, но победоносная война с целью завладения месторождением навоза.
Мама чертила план животноводческой фермы, находящейся неподалеку.
Разведка в лице соседской бабульки сообщила, что навоз там не вывозят, а просто сваливают в поле.
И охраны никакой.
Верх беспечности!
И, дескать, там вороньем кружат залетные дачники в целях поживы.
Набирают мешками и прицепами "Ермак".
Кто-то тащит в подолах и картузах.
- Значит, так. Сидения у машины складываем, чтобы влезло четыре мешка. Поедем утром, пока никого нет.
- А ты уверена, что мы одни такие умные?
- Еще бы. Я туда ходила, вроде по грибы. Заодно и посмотрела, где что. Вот смотри. - она поправила очки и стала похожа на Жукова. - Здесь дорога делает поворот. Тут ферма. Останавливаемся здесь. Мешки я приготовила. Накладываем по-быстрому и уезжаем.
Ясно представил себе маму, залегшую в маскировочном костюме "Леший" на опушке, в бинокль оглядывающей вражеские траншеи.
- Прикрывать отход кто будет?
- Я буду. Если что, то я заведующую знаю.
- Понятно.
- Может и свежего еще дадут. Разведу и полью под деревья.
- Я потом машину не отмою.
- Отмоешь.
- А без него никак?
- Ты бы языком молол поменьше. Сам и на один куст за лето не накряхтел.
К воскресенью надо успеть сходить в баню и надеть чистые портянки и исподнее.
Три своих значка "Общество охраны природы", "Общество охраны памятников культуры" и "Спортивное общество Торпедо" я уже завернул в тряпицу и спрятал за половицей.

(no subject)

Неспешно ехал на машине по узкой дороге, проходящей мимо дачных участков. Погода хорошая. Открыл окно, выставил руку. Набираю полную ладонь прохладного ветра. Тени от деревьев шевелятся на асфальте, шуршат колеса.

На обочине стоит парень со старым псом на поводке. Видимо, хочет перейти дорогу — суетится, крутит головой, рыскает глазами по сторонам. То и дело дергает и натягивает поводок. 

Пес спокойно стоит, понуро опустив голову. Никуда не спешит и зевает, вываливая язык до земли. В очередной раз раскрыв пасть и до слез зевнув, покачивает головой, как бы говоря:«Эк меня чуть напополам не порвало-то. А тут еще этот дуропляс на кадык давит»...

Морозное октябрьское утро. Грязь за ночь смерзлась комьями. Выйдя из душных сеней на улицу, пьешь воздух как воду. Наперебой кричат петухи, особенно старается соседский, хрипатый. Он никогда не может вытянуть последнюю ноту и захлебывается. По реке слышен «тук-тук, тук-тук» далекого поезда.  Бабушка сидит на чурбаке возле дома в чистой телогрейке, пуховом платке и валенках. Рядом прислонена палка с фигурно вырезанной корой — клеточки и кольца. Руки ее, которыми она теребит край застиранного фартука, изломаны тяжелой работой и, как корзина ивовыми прутьями, плотно переплетены венами. 

Collapse )

(no subject)

Если, несмотря на возраст, терпение у вас не выросло, то поезжайте на дачу собирать смородину. Лучше с ночевкой.
Самые истеричные натуры становятся шелковыми и кроткими Бемби после второго ведёрка.  Особенно, если сбор производить под присмотром старшего родственника с его умиротворяющими репликами:
- А почему ты эту веточку пропустил?
- У тебя улитка в ведро упала. Выбери ее оттуда.
- Зачем с листьями рвешь?
- Ты мне тут фасоль не затопчи...А? Что? Ну, вот, уже затоптал. Под ноги смотреть надо.
- Ты куда смотришь? После тебя хоть второй раз проходи.
- Это все, что ты набрал? Да я ночью с закрытыми глазами за пять минут больше наберу...
И прочие, успокаивающие расшатавшиеся нервишки, фразы.
И вот ты стоишь возле куста в резиновых тапках.
На чреслах твоих рваные шорты, опоясанные поясом от банного халата и с ширинкой, застегнутой английской булавкой.
Голова украшена кепкой в засохших прошлогодних брызгах краски.
Бледное тело твое облетают в поисках поживы оводы и другие милые зверушки.
Ты топочешь по-конски ногами, стараясь сбросить с них муравьев-первопроходцев.
Гремя смородиной в ведерке, шлепаешь себя по крутым боками, отгоняя мух, жалея, что у тебя нет хвоста с кистью из грубого волоса на конце.
Темя твое печёт солнце, духмяный аромат разнотравья проникает в расширенные легкие, а мятущиеся мысли брякаются без сил на дно черепа.
Если же благодать не снизойдет, то для нирваны есть контрольное средство:
- Тут землянички еще немного подсобрать надо.
Вставая на карачки в грядку и стараясь высмотреть в листве искомую ягоду, понимаешь, что все душевные терзания и осознание себя в этом мире - суть дешевка по сравнению с великим и вечным чудом урожая.

(no subject)

На даче прогнило крыльцо. Сделать новое - не проблема, учитывая, что я малый рукастый и смекалистый. Приехав на дачу, вооружился кувалдой и гвоздодером и минут за десять ликвидировал устаревший архитектурный элемент. Ломать - не строить. Новое решил сделать поменьше, потому что из досок было выделено только то, что три года лежало в углу огорода за навозной кучей. В общем, всё новое и крепкое.
Чертить чертежи - удел хлюпиков и неуверенных в себе омега-самцов. Настоящий мужик все делает на глаз-ватерпас. Глазомер у меня поточнее любого лазерного уровня.
Короче, заложил за ухо карандаш, взял в руки электролобзик и понеслась. Накромсал досок на ступеньки, попил кваску и принялся за стойки. Выровнял, приколотил, прищурившись, прикинул прямизну. Прицокнул языком, какой я все-таки молодец и умелец.
Начал набивать ступени. Какие приколотил, какие шуруповертом прикрутил, поскольку оказалось, что гвоздей тоже не вдоволь. Отошел и глянул издаля. Хмм...Крыльцо отчетливо повело вправо, хотя я все мерил точно. Порог ровный, ступеньки параллельны земле, а вот поди ж ты. Вытер лоб, взял гвоздодер и оторвал всё нахрен.
Начал по новой. Мерил рулеткой, карандашом писал на досках умножение и деление. Так...двадцать пять и тридцать три...семь на ум пошло...тут убирает пять...там плюсуем...здесь на усадку...Все, вроде, точно.
Чертыхаясь, выпрямил гвозди, приколотил обратно все на место. Уже лучше, но при тест-драйве выяснилось, что пороги под ногами гуляют в стороны. Ощущаешь себя канатоходцем под куполом. Видать, стойки расшатались, пока дербанил доски туда-сюда.
Чувствую, что начинаю озлобляться. По третьему разу разбирать как-то не нарядно. Взял гвозди-двухсотки и нашпиговал ими крыльцо, как ежа иголками.
Стал забивать боковины. Чувствую, что ни один размер не сходится. Щелястое все какое-то. То ли доски кривые, то ли гвозди, то ли мои глаза. И дверь на веранду не закрывается - шваркает о верхнюю ступеньку и спотыкается.
Да чтоб тебя!
Ворвался в дом, схватил электролобзик и обкорнал снизу дверь.
Короче, имеем новое-старое крыльцо, сломанный о гвоздь рубанок, два отбитых молотком пальца на руке и один на ноге - кувалда случайно упала.
Мама, приехав, долго смотрела и наконец сказала:
- Что-то оно какое-то убогонькое.
- Фигня,- говорю. - Покрашу, будет лучше нового.
Эту истину я еще из армии вынес..

Дача

Для меня дача началась сегодня.
Мама была неумолима:
- Надо посмотреть, что там после зимы. Заодно яблони опилишь.
Я с сомнением посмотрел на метровые сугробы за окном:
- Вообще-то я не очень себя чувствую. Насморк и горло...
- Вот лопатой и пилой всю хворь и выгонишь.
Поехали. Трасса сухая и я уже лелеял слабую надежду, что так будет до порога.
Увы. К садовому товариществу вела козья тропа в одну колею.
Шурша брюхом по наледи, думал только о том, чтобы навстречу не попался какой-нибудь такой же упоротый дачник, потому что разъехаться нам было бы так же трудно, как двум баранам на мосту.
Так бы и стояли друг напротив друга, сжимая потными ладонями рули и щурились по-Иствудовски, перекатывая в зубах кто сигарету, а кто зубочистку.
Доехав до дачи я понял, что мольбы мои были напрасны - калитка вместе с забором намертво вмерзли в метровый сугроб, который сделал добрый тракторист, расчищая дорогу.
Вздохнул, достал лопату, поплевал на варежки и стал выгрызать туннель.
Вся радость в том, что лопата снеговая и из пластика, а тут вечная мерзлота и бивни мамонтов.
Я с разбегу кидался на бруствер. Всхлипывая, представлял мотылька, бьющегося нежной грудкой о стекло керосиновой лампы.
Короче, моей лопатой с таким же успехом я мог бы ковыряться в носу.
Только взопрел, как конь в галопе да соплями по сторонам кидал.
Плюнул, пошел в машину и взял оттуда ломик.
Мама задумчиво смотрела на поле брани:
- Ладно. Может, домой поедем?
- Ну уж ни хрена!
С ломом дела пошли веселее. Теперь я был ледоколом "Красин", выламывающим глыбы льда и снега, чтобы спасти будущий урожай яблок.
Когда калитка, вякнув, открылась, увидел, что снега на участке по самый срам.
Пришлось снова брать лопату и выдавать на гора кубометры снега.
В доме было холодно, как в погребе.
Стуча зубами, переобулся - снял свои модельные туфли и ввинтил ноги в резиновые сапоги.
Вытащил лестницу, прислонил к яблоне:
- Ну, давай пилу. Пилить буду.
- А пилы нет.
Опа! К такому повороту я не был готов:
- Я ветки зубами не отгрызу. У меня нижней семерки слева нет и кариес.
- У нас тут электролобзик есть. Им удобнее.
Это в принципе все, что нужно знать о женской логике. Он пилит? Да. Он электрический? Безусловно. Тогда какие проблемы?
Всё остальное - это мужская блажь и поиск причин, чтобы не работать.
Размотал удлинитель. Подключил шайтан-машину и полез на древо.
Вы когда-нибудь лазали по дереву в резиновых сапогах?
Вот и я нет.
До сегодняшнего дня.
Что могу сказать про ощущения?
В цирке Дю-Солей я теперь заткну за пояс любого акробата.
Какой акробат сможет, балансируя на одной ноге и держа в одной руке провод удлинителя с розеткой, пытаться другой рукой перепилить лобзиком сук в руку толщиной, когда лестница под тобой предательски трещит и добавляет острых ощущений?
Причем пилить приходится по-бобриному, обкусывая ветку коротким полотном лобзика по кругу. И смотреть, чтобы потом вместе с этой веткой не слететь легким Бэтменом вниз, попутно отпилив себе ненужные конечности.
Пропотел не только я, но даже мои сапоги.
Потом надо было места срезов замазать садовым варом.
Это такая хреновина вроде пластилина.
По идее, должна легко размазываться, но это попалась то ли бракованная, то ли замерзла как я.
Она не размазывалась, а отрывалась куском.
Наляпал кое-как со словами: "Яблонька, не болей!"
Теперь с дрожью жду открытия сезона.
Рассада на подоконнике колосится.

(no subject)

Когда зима идет на убыль, когда робкое солнце начинает пригревать измученную морозом землю, когда с крыш всхлипывают и плачут первые сосульки, когда рассада несмело проклевывается сквозь перегной в лотках на подоконнике - тогда начинаются весенние игрища в магазинах семян и паломничество в садоводческие отделы гипермаркетов. Как живительные соки в деревья, люди устремляются к земле, к своим заснеженным и забытым на три месяца делянкам. Обуреваемые жаждой урожая селяне, горожане и дачники истово бьют поклоны клубням и лейкам.
Мужчины, как в былые времена древко копья, придирчиво осматривают черенки лопат - пробуют гладкость, проводя рукой и прочность, пытаясь сломать о колено. Потея под мохеровыми шарфами, тянут из наваленных куч мешки с землей, торфом и навозом.
Женщины, будто вечные труженицы - пчелы, опыляют собой стенды с семенами цветов, трав, плодов и кореньев.
Толкаются локтями и шипят друг на друга, если кому-то удалось схватить последний конвертик с фиолетовой морковью или пупырчатым помидором. А уж без фиалок и орхидей лету нечего делать на взлелеянных мозолями шести сотках. Какой прок обгорать спиной и носом на своем участке, если георгин не будет кивать тебе головой у ворот, а флоксы и анютины глазки не смягчат твое сердце, загрубевшее от прополки и борьбы с колорадским жуком и листоверткой?
Да, весна чувствуется везде - кто бы мог подумать еще две недели назад, что мужчины сойдутся в смертельной схватке не за самку, не за территорию, не за славу, а за дерьмо?
Двое сегодня бились за последний пакет конского навоза. Удобрение, видимо, достойное, если человек человеку готов был нанести увечья. Оба добытчика сопели, вращали очами, изрыгая проклятия, рыли ботинками кафель и пытались перетянуть вожделенную добычу каждый в свою сторону. Крикнула женщина. Звякнул кто-то бутылками в винном отделе. Казалось, быть беде. Но тут пришел работник магазина и, отобрав мешок, молча удалился.
Посевная грядет неумолимо.

(no subject)

Праздник однозначно удался!
Едва разлепив глаза, я осведомился у телефона насчет пробок.
С удовлетворением отметил красный цвет всех направлений.
Мне хватило вчера трех часов стояния в чертовых Люберцах.
Я проклял всё - Москву, Московскую область, дачные поселки, мичуринцев, самосвалы, пижонов в купе и строительные магазины.
Удачи вам, автомобилисты!
Поскребывая тело, выглянул в окно.
Умилился проливному дождю.
Искренне позлорадствовал над теми, кто будет месить грязь на дачах и шашлыках, сопливясь носами и не зная, чем занять девиц.
Радио гундосило какой-то ненавязчивой мелодией.
Прогноз погоды на следующие три выходных дня окончательно добавил позитива и мажора - проливные дожди.
Прошел в ванну.
Негодяйской улыбкой улыбнулся негодяйской роже в зеркале.
Мир! Труд! Май!
Вот такая я сволочь.