Category: город

Category was added automatically. Read all entries about "город".

(no subject)

Болтаясь в футляре из мокрой одежды
Вечно между потом и прежде
Идешь за тем, чтобы быть молодым
Но тратишь четверть получки на дым

Четверть на дым,
Четверть на головную боль по утрам
Четверть льешь в бак
Чтобы быть где-то там

Негр у метро в плаще серебристом
Скалит зубы , ему бы в артисты
Девушка, чей нос вместе с руками проколот
Пьет дымящийся вечер из тугого картона

В зале зеркала потемнели от пота
Сюда приходят работать с работы
Зачем? Для чего все это?
Если лучше всех мышц тренируется эго

(no subject)

Почитал тут статейку о скрытых сексуальных сигналах.
Ну, как понять когда девица тебя хочет, но вы незнакомы и ты далеко не Бельмондо.
Проверил на себе.
Фигня!
«Оценивающий взгляд». Этот взгляд состоит в экспресс-оценке тебя: сначала взгляд идет на ботинки, потом на ноги и ягодицы, потом быстро осматривает твою одежду, руки, ногти пальцев и в последнюю очередь — лицо. Весь процесс занимает от секунды до двух, поэтому его довольно сложно заметить.
Оказалось, что я в тот раз надел майку наизнанку. И носки с сандалями.
«Гордая осанка». Она оживляется, становится более энергичной и, возможно, высоко поднимает грудь.
Оживилась...От комаров я сам тоже как-то приободрился...Да они бы парализованного оживили...Про грудь не заметил. Не до этого было.
«Ку-ку». Она станет поглядывать на тебя поверх книги, журнала или меню.
Смотрела не на меня, а на схему метро за моей головой. Я ей:"Ку-ку"...А она мне: "Кукареку".
«Застенчивая гейша». Она с притворной скромностью будет смотреть вниз и в сторону. Однако, если она интересуется тобой, то снова посмотрит на тебя в течение 45 секунд.
Засекал. Смотрела. Потом сказала:"Чего вылупился?". А я ей, постукивая пальцем по часам: "Ты такая скромняшка". А она:" Вот больной ублюдок."
«Взгляд искоса». Она станет поглядывать на тебя искоса, даже если разговаривает с кем-нибудь. Более откровенный вариант этого жеста — взгляд из-за плеча.
Сначала шла и разговаривала по телефону. Потом оглянулась. Потом еще раз поглядела. Потом пошла быстрее. Потом побежала...А вот орать  - это было уже лишнее.
«Ненавязчивый эксгибиционизм». Она отодвинет край блузки или платья, чтобы соблазнить тебя видом обнаженного тела.
Отодвигала...В +30 я кофту бы вообще снял. А эта жаропрочная оказалась. Как сковорода "Тефаль", сволочь.
«Демонстрация подмышек». Женщина, которой ты нравишься, может принять позу со старых фотографий голливудских звезд, подняв одну руку над головой и демонстрируя подмышку.
Да у меня каждое утро в метро от этих подмышек в глазах рябит...Хотя...Может все они меня хотят?...Да ну на фиг.
«Случайное» прикосновение». В нем нет ничего случайного. Если женщина касается твоей руки, пальцев или любой другой части тел — обычно очень быстро, — это означает, что она подает тебе сигнал.
"Передайте за проезд, пожалуйста!"...Ага! Вот ты и попалась, пичуга!...Хрена лысого.

Ну и дальше в том же духе, роде и ключе.
Автор статьи, видимо, не с теми дамами общался. Или вообще не по женской части.

(no subject)

Позвали на променад в Парк Горького.
Сулили ролики, но я не отважился, ибо конструкция моего тела отрицает перемещение на этой бесовской игрушке.
Я на коньках-то ни разу не стоял.
Пришлось взять напрокат велосипед.
Винтажная модель марки "костотряс" с цельнорезиновыми колесами, прямым рулем и инквизиторским сидением.
Суровый минимализм средств передвижения дворников-таджиков.
Помолясь и перекрестившись на маковку храма Христа Спасителя и усы церетелевского Петра I, подвернул штанину, чтобы не зажевало в цепь и взгромоздился на стального коня.
Какой-то колхозный мыслитель изрек однажды, что один раз научившись кататься на велосипеде, уже не разучишься.
Да ладно!
Я вихлял минут пять, прежде чем смог унять дрожь в локтях, коленях и пищеварительном тракте.
Худо-бедно поехал, дергая лицом и озираясь, как конокрад на ярмарке.
Народу сегодня в парке было больше, чем индусов в Ганге.
Всякие любители скейтов, роликов, самокатов, велосипедов, самобеглых колясок, рикш и просто пешеходов.
Кто с детьми, кто с хот-догами, кто с сахарной ватой.
Велосипедные дорожки размечены, но на них движение, как в Гонконге в час-пик.
Один летит, глаза вылупив, на роликах.
Другой на велосипеде задумался, разинул рот и остановился поперек разметки - фотографию свою сделать верхом в седле, или по нужде в кусты побежал.
Конечно, сразу столпотворение, крики, писк и непредвиденные травмы.
А тут я еще на костотрясе ёрзаю.
В общем, сплошные нервы, потоотделение и гнусные слова.
Да и за прокат платишь столько, что можно на яхте Абрамовича неделю гужбанить, не просыхая.
Нет, теперь если в парк, то только со своей табуреткой.

(no subject)

Четвертый день в доме нет горячей воды.
Можно было бы все исправить с помощью ведра и газа, но ведра тоже нет.
Есть маленькая кастрюлька.
Так...зубья почистить и срам помыть.
А геометрия моего тела превосходит длину моих рук - до хребта не дотянуться.
Футболка совсем интимно начинает липнуть к спине.
А от униформенных штанов попахивает вокзалом и оттаявшими бомжами.
В зеркальных лифтах солидных офисов грудастые секретарши и менеджеры сбиваются пугливым стадом в уголок.
Я небрит уже третий день.
Подписывая бумаги, морщат носики и с отвращением говорят "до свидания".
Я же тычу им в место для подписи желтым, прокуренным пальцем и щурюсь по-ленински хитро.
На подходе к метро сегодня был остановлен девицей:
- Извините, Вы не поможете открыть бутылку?
Я было приосанился.
Ну, думаю, сейчас вскрою бутылку бургундского, как мушкетер, а потом мы пойдем с ней на сеновал.
А она протягивает мне бутылочку минеральной воды.
Мне.
Небритому три дня.
С прилипшей футболкой.
И в пахнущих штанах.
Беру бутылку, мол, парень я могутной да крепенькой - дело плевое.
Девушка смотрит с надёжой и одобрением.
Крутил, вертел, пыхтел - ни фига.
Крышка намертво пришкварена.
Недолго думая, открутил ее зубами.
Вытер горлышко подолом майки и протягиваю ей:
- Как смог... Не погребуйте.
Она рот раскрыла и не моргает.
Ну, я в метро быстро под эту дудку и скрылся.
Мы, Дартаньяны, всегда такие.
Хоть и немытые.

И опять о погоде

Метёт.
Помешиваю суп на конфорке и смотрю в окно.
Постучав по краю кастрюли и положив ложку, подхожу к подоконнику.
Улицы не видно. Снова натянула снежное одеяло на нос и не хочет просыпаться.
В ежедневнике написано, что уже весна. Ну никому нет до этого дела.
Все равно выходной.

Ну во-о-о-от...Опять обманули! А я уже ботинки зимние убрал.
И на машине завтра как я поеду? Все же стоять будет!
Где коммунальщики? Где трактора и тяжелая техника?
Почему улицы не убирают? Сколько это будет продолжаться?
И доколе Гидрометцентр будет изгаляться над простыми людьми?

PS:
Если завтра мне еще кто-нибудь скажет про погоду - прибью его скальп на стену.
Не нравится снег - бери лопату и кидай.
Боишься садиться за руль и пробок - примерзай соплями на остановке и езжай на метро.
Скользко - наматывай цепи на ботинки.
А лучше вообще сиди дома и не попадайся мне на глаза.

4 ноября

Скучно живете, родимые! Али не праздник? День независимости...или объединения...черт его знает, чего. Везде три дня сплошного уныния и болезней. Впору разбежаться и башкой об стенку.
С утра съели с соседом килограмм водки и поехали развлекаться в Москву. Я надел картуз с гвоздикой и кирзовые сапоги. Сосед ограничился курткой на рыбьем межу и шапкой с красной лентой. По дороге были веселы и вальяжны - пели революционные песни и заигрывали с девушками. Приехали в Парк Горького. Взяли пива возле метро и на аттракционы шли уже полные оптимизма и воодушевленные. В самом парке проклятые буржуи так все перестроили, что я ничего не мог найти. Поэтому спрашивали всех попадавшихся под ноги детей и собак, как пройти на колесо обозрения. Дети шарахались, а собаки цыкали сквозь зубы. Сосед потерялся где-то по дороге, вместе с моей сумкой.
Меня сняли с карусели менты..тьфу...понты. Привезли в кутузку и закрыли, предварительно ткнув по сусалам. Сгоряча хотел обозвать полиционеров козлами, но понял, что это уже не по адресу.
В обезьянник закинули еще какого-то молодого карася, который вроде бы оппозиционер и митингующий. Я поинтересовался у него ласково, за сколько серебренников он хочет продать свою пролетарскую Родину? Команданте бирюлевского разлива замолчал, как монумент и забился в угол. А я колоратурным сопрано уверенно выводил "Варшавянку".
Через три часа мою личность установили, выписали штраф и выпихнули на свежий воздух.
В метро я ехал уже угрюм и несчастен. Какая-то бабулька в переходе посмотрела на меня и сказала: "Всем сейчас плохо, ребятенок."

(no subject)

Подбрасываю на столе спичечный коробок. Мыслей в голове нет. Пусто, как на трамвайных путях в три часа ночи.
Вспоминаю знакомых женщин. Тех, с которыми что-то было и тех, с кем не было ничего. Жалею себя? Не-а. Это чувство ушло уже так давно, что я не вспомню его лица.
Просто гадаю - кто кем сейчас стал, чем занимается вечерами и о чем думает. Это как детский конструктор - можно собирать что угодно, но все равно не получится так, как на картинке.
Осознание чего-то главного в жизни всегда приходит с опозданием. Ты спешишь, занимаешься сотней дел, понукаешь себя и тут вдруг понимаешь, что проскочил свою самую нужную остановку. Но перегон впереди еще длинный и на следующей станции билетная касса закрыта, потому что поздно и люди спят.
Жить настоящим? Я бы с большим интересом и восхищением посмотрел на того человека, которому это удается.

(no subject)

Выходные дни пусты, как банка из-под маринованных огурцов на кухне. Пишут только о погоде - то пошел дождь и оттепель, то опять метёт. Будто больше ничего не происходит. В голове слякотно и мерзостно, как в вестибюле метро. Поездки по гостям прошли, но привычка сидеть за полночь осталась. Пусть даже смотреть и читать нечего. Спасает иногда вязание.
Если бы я был Робинзоном Крузо, то вряд ли стал составлять себе календарь. Что толку уродовать пальмы зарубками, если они ни о чем не напоминают. После меня остался бы девственный лес, как памятник однообразию и скуке.
Почти с радостью думаю о предстоящей работе, хотя чего-чего, а радости она мне никогда не приносила.
Только бы не окуклиться совершенно, а то горизонтальное положение стало уже привычнее вертикального.

(no subject)

Выкурен день до ожога губ,
И на руках от поручней грязь,
Галстук сегодня особо груб,
Давит, узлом на шее сплетясь.

Вечер, как выдох - общий, злой -
Пот с перегаром напополам.
И турникеты ломают строй,
Всяких, идущих к своим домам.

Снова метро стошнило людьми,
На постаревший за день перрон.
Не поднимая глаз, меж дверьми,
Освобожденные рвутся вон.

Вечер обычный всегда так идет,
Не изменяясь из года в год,
Вдруг ощущение промелькнет,
Кажется новый он...Нет, тот.

(no subject)

Хочется, чтобы всё в жизни было идеально...Только не говорите мне, что такого не бывает - я и сам это знаю...Но хочется!...Однако всегда находится хоть ма-а-аленькая причина, крошечный заусенец, который портит всю идиллическую картину...

Пусть всё в жизни хорошо, налажен быт,
Прикормить удачу мы, увы, не в силах,
Оглянуться не успеешь - ан, висит!
Неприятность белой ниткой на штанинах.

И недолговечен наведенный лоск,
Будь ты, как змея - проворен, ловок, гибок.
Хамство, как подвыпивший сосед в метро,
Обязательно наступит на ботинок.

Каждый раз на безупречности твоей,
Образуется хоть парочка царапин,
И мы ждём, когда пойдет с небес елей,
И опять с тобой впустую силы тратим.