Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

(no subject)

Не тыкай пальчиком в розетку Куда попало нос не суй В глаза себе не тыкай веткой И лбом о стенку не буксуй Блюди башку свою дурную И то что снизу от неё Не поминай про Бога всуе Блюди своё житьё-бытьё Не лезь в чужие разговоры В себе советы береги Не разрешай чужие споры И не вставай не с той ноги А, в общем, тыкайся в розетки, И веткой в глаз, и пальцем в дверь Возьми на ум и на заметку - Семь раз отрежь - один отмерь

(no subject)

Солдат Акоп копал окоп,
Ему навстречу рыл Прокоп,
- Эй, ты, Прокоп! - кричит Акоп.-
Ты роешь не туда окоп!
С таким, как у тебя, прокопом,
Не встретимся на дне окопа!
Молчит Прокоп, сопит Прокоп,
И дальше роет свой окоп.
- Эй!...Как там вас? Акоп! Прокоп!
Опять, что по лбу вам, что в лоб!
Сейчас я выдам вам линейку! -
Кричит полковник Прокопенко.
Устал Акоп, устал Прокоп,
Глядят на свой кривой окоп...
А к ним идет, чтоб все исправить,
Акоп Прокопыч Закопаев.

22 апреля

Как в моей опаленной революцией юности - темно, воет ветер, и лают за окном собаки.
Я - в косоворотке, подпоясанной тонким ремешком, в усах и сапогах.
Тревожно отодвигаю уголок занавески и всматриваюсь в непроглядную апрельскую мглу.
Сижу, чутко ожидая условного стука в дверь.
Под кроватью стопка запрещенной "Искры", на столе - недопитый чай в стакане с подстаканником, изломанные моими крепкими пальцами сушки.
Лампочка под потолком в абажуре из газеты моргает подслеповато.
Небрежно брошена на стул кепка-восьмиклинка.
Тяпанье ходиков на стене.
Но вот раздаётся стук в дверь - два удара и через паузу еще три.
Я, вынимая из кармана галифе наган, тихонько подхожу и открываю, стоя за дверным проемом.
В комнатушку вваливается товарищ Артём.
Убираю револьвер и спрашиваю нетерпеливо:
- Ну, что там? Что???
Армём бросается к столу и жадно пьёт остывший кипяток из побитого алюминиевого чайника.
Потом выдыхает:
- Родился! - лицо его, обычно суровое, светится. Разгладилась даже вечная морщина между бровей.
- Ильич?
- Да!
Мы крепко обнимаемся и хлопаем друг друга по спинам.
- Всё! Хана буржуям!

Про сон

В дневном сне есть нечто элегическое - как в творожной запеканке, облитой киселем.



Еще со времен нашего общего диатезного детства не было ни одного человека, который быстро и спокойно засыпал бы в светлое время суток.



В детстве нас с братом укладывали на диван, а с краю в качестве пограничника ложилась бабушка или мама.



Козырным местом было попасть к самой стенке - можно было заняться рассматриванием узора настенного ковра и фигурным заплетанием его бахромы. Меньше всего везло тому, кто попадал посередине - между и между. Вариантов для маневра не было никаких и приходилось смотреть в потолок или в спину рядом лежащего, что неинтересно и скучно. Любая попытка встать с дивана пресекалась суровым: "Ты куда собрался?" Жалкий лепет про туалет и попить, ввиду своей заезженности,  никогда и никого не впечатлял и натыкался на категорическое: "Вот поспишь, а потом иди куда хочешь. Лежи смирно." А со двора тебе орут братья по оружию: "Вовка-а-а! Выходи!!!". А это что значит? Это значит, что немцы наседают. А немцы-то ждать не будут, пока ты тут макраме свои навяжешь. А твой автомат лежит в палисаднике и стрелять из него некому.



Повзрослев, я так и не научился засыпать днем.



Особенно, когда это необходимо.



Стоит лечь и вот ты уже обшариваешь стены и потолок мутным глазом: "Обои переклеить пора бы...Да и на потолке край вон отошел...На боку, говорят быстрее засыпаешь...Ага...Черта с два...Подушку, кстати, тоже поменять пора, а то свалялась как шерсть у яка..."



Крутишься волчком, сучишь ножками и приходят детские мысли про попить и пописать.



Короче, организм делает все возможное, чтобы ты не отдохнул.



Если же все-таки удалось зарыться в тряпки и прищемить ухо на пару часов, то последствия всегда одинаковы - встаешь с полным ощущением, что твои конечности держатся только на канцелярском клее, который высох и крошится. В голове равномерный гул, будто ты спал в трансформаторной будке, а из бодрости только то, что веки твои все же разлипаются одновременно, а не как у куклы Зины.



Короче, надо спать ночью. Ну, или на выходных до упора. 

(no subject)

Впору запить.
Вчера узнал от Игоря Прокопенко с Рен-ТВ, что Земля наша, матушка, плоская. Вот такая песочница. Солнце от нас не в миллионах километров, а всего в каких-то пятидесяти тысячах. Вроде лампочки. Естественно, всё это блюдо под куполом, отсюда и радуги с Северным сиянием. И никаких кругосветных путешествий не было. Все по малому радиусу вокруг полюса катались. Какой-то эксперт из Америки сказал, что Земля наша, как на эмблеме ООН - блин блином. Но это все, конечно, засекречено жутко. Мол, Антарктида и есть край Света. А там никакие не научные станции, а всамделишные погранзаставы. С собаками и боевыми пингвинами.  Стерегут, чтобы никто с края не свалился к чертовой бабушке. И не лазили там всякие непонятные личности и туристы. Дескать, поэтому никто толком там ничего не исследовал и попасть в Антарктиду тяжелее, чем на Луну сгонять. Наш какой-то хорёк в морской форме сказал, что самолично видел там воронки от ядерных бомб. И что это доказывает, что воевали там не на шутку. Но больше всего меня убил, как эксперт, баскетболист Шакил ОНил. Два с лишним метра ума. Он так и сказал, мол, я верю, что Земля плоская. Равно, как и еще один из моих товарищей-баскетболистов. Я подумал, что если бы он меня спросил, какая Земля, я бы посмотрел на него снизу-вверх и тоже согласился бы. Там нога семидесятого размера. Единственное, как-то неловко стало за Коперника и Джордано Бруно. Ну и за Галилея до кучи. С другой стороны, инквизиция стала выглядеть менее узколобой и зловещей.
Правда, ничего не сказали про слонов и черепаху. Как-то по канонам на них все должно держаться-то. Хотя, теперь я ни в чем уже не уверен. Наверное в следующей передаче разовьют тему.

(no subject)

Один из таких дней, когда не успел обуться, а уже устал.
И настроение, будто надо отмывать с тарелки забытую вчерашнюю гречку.
По радио стращают морозами и пробками.
Второй раз встречаю реликтового бомжа, похожего на солдата армии Паулюса.
Только с толстовской бородой.
И на ногах не корзины, а полиэтиленовые пакеты.
Наверняка у него говорящее и нарицательное имя - Алик.
Он бормочет что-то о ЛИАЗах и семенах фикуса.
Надо подарить ему губную гармошку.
Новостей на понедельник не выдали.
Да и то хорошо.

(no subject)

Думал. Зачем все еще выпускают спички? Ведь прогресс давно уже шагнул вперед. Есть и зажигалки. Да и вообще - экологию надо беречь, а не махать топором в чаще. Но тут вспомнил, что спички - универсальный предмет обихода. Ими не только зажигают газ на кухне и костер под шашлыком. Спичкой ковыряют в зубах и вставляют в глаза. Спички пускают в ручьи и чистят ими расчески и уши. В спичечных коробках берут соль в дорогу и мух на рыбалку. Их используют для игры и досуга. Для хранения и измерений. С другой стороны, для всего вышеперечисленного есть современные аналоги - зубочистки, щетки, отвертки и пищевые контейнеры. И тут я понял, почему спички не уступят пальму первенства. Просто из обыкновенного спичечного коробка и спички можно сделать танк. А из упаковки - танковый батальон.

(no subject)

Во время срочной службы в госпитале, где я лежал одно время, мой друг работал помощником в рентгеновском кабинете.
Однажды к ним на снимок принесли кота командира полка. Эта скотина была потолще и покрепче всех срочников, вместе взятых. Просто в один прекрасный день он умудрился свалиться со второго этажа. Сам ли он, или дневальный помог - неизвестно. Ну, свалился и свалился. Полежал, поорал для порядка и бодро затрусил обратно в казарму. Но кэп решил, что лучше будет сделать коту снимок на предмет внутренних повреждений.
Начальник рентгенкабинета - капитан Ларин - раньше никогда не делал рентгена армейской фауны, поэтому пребывал в недоумении:
- И как его на столе пластать? Держите его за лапы кто-нибудь.
Два солдата-срочника растянули кота на столе, как колготки. Но тот оказался не тварью дрожащей и прокусил палец тому, кто держал его за руки, успев оцарапать того, кто фиксировал ноги.
Пока солдат перевязывали, пришел анестезиолог - майор Дьяков:
- Может, ему анестезию вкатать по вене?
- Давай. - ожесточенно сказал Ларин.
- Нет, я так не могу. Мне надо его вес знать, а то не проснется.
- Да и х...бы с ним! - в сердцах заметил рентгенолог. - Ты на его морду глянь! У меня меньше! Я его что, безменом взвешивать буду? Влей в него, как во взрослого мужика.
В конце-концов солдаты, надев рукавицы, придавили кота к платформе и удалось его просветить.
Ларин долго крутил снимок - переворачивал его вверх ногами, приглядывался, щурясь:
- Ни хрена не пойму...НЛО какое-то. Где у него тут что? Б...! Короче, вертите его на бок. Может, в профиль что получится?
Но и боковой снимок не пролил свет на тайну внутреннего строения командирского кота.
- Твою мать! Я ему самому эти снимки отнесу. Пусть карты раскинет - хоть колоду, хоть штабные - и погадает, где тут что.
Кот в это время увлеченно вылизывал свои интимные места.
- Уберите его отсюда! - Ларин изменился в лице. - Тут ему не баня!
Командиру полка доложили, что все в порядке.

(no subject)

Интересно, а кто-нибудь пользуется еще гуталином, кроме военнослужащих и сторожей плодоовощных баз?
Нет, не всякими там кремами и красками, а именно тем самым, который "плакса-вакса-гуталин"?

(no subject)

"Господа! В городе красные!"...И сразу все забегали. Кто-то в обморок брякнулся. Кто-то очки протирает нервно. А кто-то под стол полез. А я одергиваю свой ношеный пиджачок и щурусь презрительно. Что? Не нравится вам, холопы буржуйские? Подлые наймиты империализма и военщины? Складываю пролетарский кукиш и тычу им в портрет Путина на стене, поскольку картин больше нет, а живые попрятались. Вот вам, мироеды!...
Думаю, кредит в этом банке мне теперь уже точно не дадут.