Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

(no subject)

Так вообще я предпочитаю душ, но сегодня решил побыть немного патрицием - упаковался в ванну и открыл горячую воду. Лежу, рассматриваю кафель, шевелю пальцами ног. Потом присмотрелся и подумал, что мои родные ноги похожи когтями на ноги стервятника. И не просто стервятника, а того, который долго откапывал из земли труп гигантского червя. Что поделать, если лето наконец пришло и хожу в основном в шлепанцах?
Стрижка ногтей, особенно на нижних конечностях, для мужика всегда испытание и немного подвиг. Наблюдал это многажды. Педикюрные салоны - это для слабаков и хипстеров. Сам процесс настолько же трудоемкий, насколько и увлекательный. Вот он сидит, с трудом согнувшись, ибо живот и ужин в нем мешают; лицо перекошено, ножницы дрожат в потной руке, у некоторых высунут язык...щелк! - цепкий взгляд из-под бровей отслеживает траекторию улетевшего в никуда ногтя. Хорошо, если никого не задело по касательной и не в чашку с чаем. Сопение, негромкий мат себе под нос и переходим к следующему пальцу.
Про большие пальцы ног надо сказать отдельно. Тут нечего делать маникюрными ножницами, да и обычные не всегда возьмут. Один раз наблюдал, как использовались кусачки. Разрушения в случае неумелого обращения тоже фатальны. Не для пальца, а для интерьера. Полировка и доведение до красоты - только мелкозернистым напильником.
Зато потом - шик, блеск и ренессанс еще на пару месяцев.

(no subject)

Я ни фига не демократ и никогда им не был. И вообще к либеральным идеям отношусь с опаской и настороженно, как селянин, впервые попавший на городской рынок. Две новости вывели меня из благодушного равновесия - РПЦ предложило привлечь Шнура и Тимати к популяризации русской классики, а РПЦЗ призвало убрать тело Ленина с Красной площади.
Первая инициатива вызывает стойкое недоумение. Если пусек завинтили на пару лет за более скромные вокальные достижения, то главного матерщинника Всея Руси назначать просветителем и окормляющим массы глаголом - более чем странно. После этого про Тимати и говорить нечего. Он на фоне Шнура - вообще архангел.
Что касается Ленина, то выселить его из Мавзолея пытаются всю новейшую историю России. С разными пожеланиями и по разным причинам. Тут я могу сказать только то, что нужно подождать, господа из Парижа. Пройдет еще не так много времени и тихо отойдет в мир иной то поколение, для которого Ленин был умом, честью и совестью. И вот тогда можно будет вытряхивать его из гроба прямо на брусчатку. Все равно никому до этого не будет никакого дела. Да и сейчас, по большому счету, мало кому интересно наличие или отсутствие Владимира Ильича на законном месте. Коммунисты стареют, молодежь не слишком торопится пополнить ряды пламенных борцов с мировым империализмом. Конечно, памятников наставили за время Советской власти много, но когда памятники на Руси были неприкосновенны? Сначала взрывали церкви и монастыри, сваливали памятники царям, после дошла очередь до Дзержинского и Сталина. Царям, правда, уже восстановили кое-где. Являлось ли это культурной ценностью или шедевром, никого не волновало, да и не волнует. А когда поменяется конъюнктура и к власти придет кто-нибудь другой, тогда и сегодняшние монументы пустим на металлолом.
Сегодня среди молодых, которые никогда не жили в Советском Союзе, с удивлением наблюдаю ностальгию по СССР. Дорогие вы мои! Я родился и вырос в СССР, поэтому со всей ответственностью заявляю, что лично вам там бы не слишком понравилось. Да, все жили примерно одинаково, пользовались бесплатной медициной и образованием, всегда были уверены в завтрашнем дне и пенсии по старости. Гордились страной и ее достижениями. Но вместе с тем, вряд ли вы нашли бы там столько свободы в самом худшем смысле этого слова, как сейчас. Индивидуальность, за которую вы все так цепляетесь, не слишком приветствовалась. И если ты выкрасил волосы в зеленый цвет и вышел на улицу пирсингованный и татуированный, то вряд ли ушел бы далеко. Тебя бы приняли в заботливые руки или санитары, или милиция. Даже дырка на штанах расценивалась, как неуважение к окружающим и порицалась. Никакого фриланса, свободных художников и прочей богемы. Или ты работаешь, или ты тунеядец. Если второе, то можно было и присесть на казенные харчи. Так что с родительской шеи пришлось бы слезать, как это ни печально. Вот в таком разрезе, ребята. Не стоит ностальгировать о том, чего не знаешь.
Мне мало, что не нравилось тогда, но сейчас мне не нравится почти всё.

Историческое

Смотреть исторические передачи всегда интересно. Средние века, туды-растуды. Сплошная мешковина, гнилые зубы да короли с князьями. То зайца кто прибьет на чужой делянке, то барышня глянется - сразу война. А уж если в бою не удалось по сусалам оппоненту надавать, то тут проверенное средство - дать бочку варенья и корзину печенья какому-нибудь вражьему нахлебнику, чтобы тот кормильцу своему крысиного яду в бражку насыпал или ножичком ребра пощекотал.
Но это у них там, в Англиях и Шотландиях.
А у нас все по-простому.
Есть, например, Ярополк Силыч. И он говорит, мол я теперь тут царь горы и гегемон. Теперь несите мне дары и на гуслях играйте. Но у Силыча еще пара-тройка братьев - Мстислав Репей и Аскольд Красна Пяточка. Они бошки кудлатые свои чешут, дескать, а с какого такого ляда он у нас первый, а мы вроде как на тротуаре сидим? И собирают дружину и идут в поход на родню. Ну, соответственно, месиво, выбитые фиксы и кишки на кулак намотанные. Брательников в капусту шинкуют, но у них дети подрастают и двоюродные на подхвате. Междоусобица, короче. Там кто-то дядю гречкой нафаршировал, потом в обратку чью-то внучатую тетку голым задом на муравейник усадили. Разборки, безобразия и вообще грусть. Единственное, что объединяло, когда в общую свару лез кто-то со стороны - ливонцы какие или монголы татарские. Тут сразу драка прекращалась и очередной удельный князь прищуривался и плевал сквозь щель в бороде: "А вы откуда такие, говно медвежье? С какого селища? Чё такие предерзостные?" Те, конечно, мол, мы вас сейчас на портянки порвем и будете нам дань платить и гуталином доспехи мазать.  Князь свекольно наливался лицом и шеей: "Не понял...Ща!...Братва! Мы наши тёрки потом порешаем, а сейчас надо кой-кому по соплям накидать". Междоусобицы забывались и русское войско дружно отвешивало люлей захватчикам. Но потом, когда надо делить честно нажитое неправедным путем, начиналось мыло и мочало. Опять вспоминали, кто кому на сапог помочился и кто-кому место в лифте не уступил.
Но потом пришел Иван Грозный и всех помирил.

Массаж

Подковываясь на любовном фронте, вычитал, что женщины просто балдеют от массажа.
Приходит она такая после рабочего дня, вся уставшая и косметика набекрень, а тут ты стоишь и лоснишься торсом.
Кидаешь ее на укушетку и массируешь ноги. А она (женщина, а не кушетка) релаксирует и вожделеет тебя с каждым прикосновением.
Из детства я помню, что массаж - это что-то типа "рельсы-рельсы, шпалы-шпалы".
Полистал, слюня палец, пособие по массажу.
Приемы какие-то средневековые - "щипание", "пиление", "рубление".
Пахнет средневековьем и пыточными застенками.
Ну, я в техникуме учился и с инструментом обращаться умею.
В общем, решил загладить эффект от сюрприза с сердцами.
Положил свою голубку фотокарточкой вниз на диван, хрустнул суставами и взялся за пятки.
Рублю.
Пилю.
Делаю прием "птенцы клюют червячка".
Массирую ее копытца, сопя и высунув язык.
А она вместо того, чтобы вожделеть, гыгыкает в диванную подушку и ножками сучит.
В общем, ведет себя как-то не романтично.
Я поднажал.
Ручонки ослабли, и одышка появилась.
Стою и рот разеваю, как жаба на комара.
- Это было прелэ-э-эстно! - ржет моя зазноба уже в голос.
М-да...Носки с нее надо было все-таки снять, я думаю.

(no subject)

Готовлю вендетту.
В прошлый вторник, отвлеченно и мечтательно глядя в окно, заметил рыжего кота, который подозрительно долго прохаживался возле моей машины. Угнать ее у него не вышло - сигнализация стоит ого-го. Тогда он подошел к переднему колесу, пнул его пару раз лапой, потом повернулся к лесу передом к машине задом, задрал хвост и обоссал покрышку. При этом вид имел очень довольный. Ушел, скотина. Даже, по-моему, насвистывая. До конца недели он пометил все четыре колеса. Мне это сильно не понравилось. Машине тоже.
Это все равно, как ты приходишь в гости и тебе в руки суют какого-нибудь Барсика. Он сначала мурлычет, ластится, ты его наглаживаешь, как штаны перед свиданием, а он потом поворачивается к тебе волосатой задницей и тычет в нос своими яйцами. Снимешь его аккуратно на пол, мило улыбаясь хозяйке, а под столом отвесишь пинчища, чтобы не изгалялся, гад шерстяной.
Теперь точу колья и готовлю бочки со смолой.
Я ему устрою Варфоломеевскую ночь.

Про номера

На цифры у меня памяти никогда не было.
Особенно на номера.
ПИН-код для карточки у меня записан на бумажке вот уже четыре года.
Искомую бумажку периодически меняю и переписываю заново, так как секретную информацию ношу на теле в исподнем.
Свой номер телефона я не помню до сих пор.
Не знаю, как другие записывают телефоны, но я их записываю ассоциативно.
Имена, особенно повторяющиеся несколько раз, мне не говорят ни о чем.
Тоже самое с фамилиями.
По мне, что Петров, что Рукомойников.
Поэтому записываю яркие черты или обстоятельства, при которых пересекся с тем или иным человеком - Федя Съел Медведя, Лена Сплин, Серега Буратино, Миша Пылесос, Валера Шпала, Славик Гундос, Леша Гавно.
Причем последнее прозвище - не показатель моей грубости и неотесанности, а также не констатация личностных качеств Леши.
Просто Леша - бригадир установщиков автономной канализации в загородных домах.
Сегодня пролистывал свой список контактов в телефоне.
Он и так у меня достаточно невелик, но тут наткнулся на Нина Вантуз.
Какая Нина? Какой вантуз?
Вряд ли Нина может быть сантехником - это противоестественно природе.
Не видел ни одного фильма, в котором бы сантехником была дама.
Может, она продает вантузы?
Тоже вряд ли.
Тогда бы она была записана, как Нина Царь Санизделий.
Долго думал, потом набрал:
- Алло, это Нина?
- Да. А это кто?
- Это я, Вова.
- Какой Вова?
- А какой вантуз?
- Вот придурок...
С чистой совестью удалил номер.

Мужественность

Сжатые челюсти.
Складка между бровей.
Изрезанный карьерами морщин лоб.
Взгляд - сталь, бетон и что-то еще тугоплавкое и ударопрочное.
Мускулы, вены и сухожилия.
Сила и мощь.
Восхищение слабых и уважение равных.
С идеальным образцом такого мужественного человека встретился сегодня в "Глобусе".
Стоял он в мясном отделе между полками и оглядывал магазинную прерию надменно и сурово, как подобает царю себе подобных.
Подданные плавно обтекали его на почтительном расстоянии, стараясь не смотреть в глаза.
Но тут, откуда ни возьмись, выпорхнуло тонконогое и легкомысленное создание:
- Серёж! А я нам мороженое купила! Подержи пожалуйста!
И упорхнула обратно в колбасные джунгли.
Царь с изумлением смотрел на свои руки, в которых оказалось два маленьких стаканчика с местным пломбиром.
Еще раз огляделся рассеянно по сторонам, но быстро пришел в себя.
Нет, он не стал делать вид, что смущен или сбит с толку.
Он просто выпятил вперед челюсть, сделал зверское лицо и уставился на мороженое с видом забойщика скота.
Будь я на месте мороженого - сразу бы скончался от обширного инфаркта.
Кто-то из проходящих за его спиной гыгыкнул, но тут же осекся и притворился корзиной для покупок.
Я хотел было сказать что-то в духе Райкина, но промолчал.
Поскольку сам с мороженым смотрюсь так же эпично и шикарно, как рисунок на стене уборной...
Хотя...Что я вру...Просто представил, как он сначала заталкивает мне это мороженое везде, куда влезло, а потом пляшет на мне ирландские танцы с выражением угрюмого торжества на гладко выбритом челе.
Труслив я и мелкотравчат.
Но все равно, мороженое в руках брутала начисто лишает его мужественности.
Пойду, прикуплю себе пару стаканчиков...

Гвозди

Решил я как-то в деревне прикупить гвоздей.
Ради этого богоугодного дела заехал в местный райцентр Вязники.
При взгляде на магазин где-то в подсознании всплыло давно забытое слово "лабаз".
Очень ясно представил себе стоящего за грубо сколоченным прилавком приказчика.
Расчесанного на прямой пробор и с оглаживающего окладистую бороду.
Подпоясанного плетеным ремешком и обутого в сапоги, намазанные дегтем.
Ну, я не Максим Горький, чтобы тушеваться перед торговыми людьми.
Смело шагнул в полумрак.
Продавцом оказался мужик с таким кислым выражением лица, что непроизвольно свело скулы.
Без пробора и бороды, но с усами.
Сидел и ковырял в ухе спичкой с таким видом, словно пытался попасть ключом в замочную скважину.
- Здравствуй, негоциант, - говорю.
- И тебе здравствовать.- отвечает, не вынимая спички из уха.
- Гвозди есть?
- Есть. Какие надо?
- Сотка.
В этот момент в лице его что-то щелкнуло, словно он нашел нужную пружину в механизме.
Вытащив спичку и бросил ее под прилавок, скрылся в непроглядной темноте.
Вернулся с бумажным кульком гвоздей и бросил их на весы "Тюмень".
- Кило хватит?
- Вполне. - отвечаю. - Почем гвозди?
- По дереву.
- У тебя фамилия не на -ян, случайно?
- На -ов.
- Повезло.
- Родителям спасибо.
Вытащив откуда-то снизу счеты, он с нестройным стуком стряхнул их костяшки в одну сторону и стал щелкать.
Я посмотрел на калькулятор, лежащий рядом:
- А на нем не проще?
- Не...Батарейка кончилась.
- Давно?
- В Империалистическую.
- А на кой лежит?
- Красивый.
Расплатившись и уже уходя, не удержался:
- Слушай, а деготь есть?
Он посмотрел утомленно, как воспитатель в яслях:
- Был...Сейчас нет. Последний на свои сапоги извёл.

(no subject)

Третий день ветер с моря вдул.
И надул мне в шею.
Хожу и башкой дергаю на манер штабс-капитана Овечкина из "Неуловимых".
На свет, голос, запах еды и другие раздражители разворачиваюсь как баржа - всем корпусом.
Бороться с напастью решил мазью с вызывающим цензурные вопросы названием "Випросал".
Выбирать не приходилось, поскольку полураздавленный и разбитый параличом тюбик этого снадобья - единственное подходящее средство, которое нашлось в ящике шкафа среди бинтов и зеленки.
Намазался.
Замотался оренбургским пуховым платком крест-накрест.
Отчего-то вспомнил рассказ "Филиппок".
Потом чувствую, что в теле гибкость образовалась.
И непроизвольно губы облизываю.
Взгляд стал немигающим и подозрительным.
Захотелось мелких грызунов и лягушек в кляре.
Покрутил в руках тюбик.
Читаю "содержит яд гадюки".
Теперь все понятно.
Если до утра шкуру не сброшу, то вообще здорово.

(no subject)

В бассейне сегодня ничего не предвещало Апокалипсиса.
Бабки-утята плавали, блестя шапочками-фуксиями.
За столиком сонно хлопал глазами надзиратель со свистком на шее.
Те же плакаты "Прыгать с тумб и бортиков СТРОГО ЗАПРЕЩАЕТСЯ", "Входить в воду ТОЛЬКО с разрешения тренера".
Но тут появился парень.
Загадочный как Зорро и татуированный больше меня.
Молча прошел к средней дорожке и, сев на бортик спиной к воде, стал возиться со своими ногами.
Я задумчиво пускал пузыри на противоположном конце бассейна.
И тут он развернулся лицом, перекинув ноги в ластах!
-Оп-па! - подумал я отстраненно. - Он это серьезно?
Но он со шлепком натянул очки и нырнул.
Вынырнул уже где-то на середине водоема и включил полный ход.
Крейсерской волной бабок разметало по бортам.
- А мог бы жить. - успел подумать я.
Утята скучковались в углу, покрякали между собой и одна из них - самая грузная и представительная - пошла к надзирателю.
Тот благочинно спал.
Бабуля подплыла к нему, аккуратно взяла свисающий с его груди свисток и дунула.
Я сразу вспомнил Раневскую с трубой в "Подкидыше".
Тренер подскочил как ужаленный.
Та что-то забубнила ему про "безобразие" и "будем коллективно жаловаться".
Молодого Нептуна удалили быстро. И ласты тоже.
Я лег на спину и поплыл по средней дорожке.
Рядом неспешно плыли утята.
Приятно чувствовать себя королем стихии.