April 17th, 2018

(no subject)

Дон-Кихота из меня не получилось.
С Рыцарей Печального Образа наше здравоохранение мигом сбивает весь пафос.
Не успели высохнуть слезы и отгреметь добрые пожелания друзей и знакомых, как я уже снова дома, не успев даже прилечь на больничную койку.
Начиналось все по законам драмы - я, влекомый неподъемным баулом со скарбом, пришел в больницу.
Заведующий ЛОР-отделением мрачно посмотрел на меня, на баул и молвил:
- Мест нет.
Опа!
К такому повороту я был явно не готов.
Не объяснять же ему, что меня проводили торжественно и дали напутствия скорейшего выздоровления?
С какими глазами я буду стоять перед своими многочисленными почитателями?
Зачем тогда вчера смотревший меня врач посоветовал задуматься о последней воле и всё такое?
И куда теперь ехать всем желающим проведать меня с апельсинами, бульоном и цветами?
Промямлил ему что-то про снимки, справки и выписки.
- Ждите врача. - ответствовал он сухо.
Я сел, пристроив пожитки у ног, в общую очередь калек.
Спустя два часа очередь дошла до меня.
Врач был не тот, который меня смотрел первоначально.
Судя по всему, это был хороший специалист, так как табличка с фамилией была приколота к его халату вверх тормашками.
Он посмотрел на снимки, на выписку:
- Что-то у вас ни хрена на снимках не видно. Надо будет сделать дополнительные.
Ясное дело, что человек уверенный и грамотный.
Посидел еще час на рентген.
Кстати, рентген головы делается странно.
Ты садишься лицом к стенке аппарата, упираешься в нее подбородком, задираешь морду вверх и открываешь рот.
И в таком непрезентабельном виде тебя снимают.
Я сидел с открытым ртом и думал...нет, не о болезни и своей тяжкой доле, а о сумке фасона "мечта оккупанта" которую пришлось оставить в коридоре.
Памятуя наказы матери, я еще в очереди к врачу вычленил с десяток шаромыжников, для которых моя колбаса, чистые трусы и туалетная бумага могли бы представлять интерес.
Обошлось.
Врач посмотрел на новые снимки, хмыкнул и спросил прямо:
- Прокол делать будете?
- Ну, не зря же я сюда вообще шел.
- Госпитализировать мы вас не можем, но полечить запросто.
Саму процедуру описывать не буду, поскольку меня могут читать беременные женщины, дети и люди с подвижной психикой.
Скажу прямо - это на любителя.
Сидя после экзекуции с заткнутыми ватой ноздрями, прогундел:
- А теперь как, доктор?
- А теперь будете лечиться дома. Теми таблетками, которые выписал вам доктор. Если будет ухудшение состояния, то придется колоть антибиотики. Через десять дней сделаете повторный снимок и снова ко мне. Будем смотреть.
Вдохновленный этим напутствием, я поднялся, подобрал пожитки и, гремя чашкой и ложкой в бауле, пошел домой.
Позвонил в дверь отчего дома и когда мне открыли, стянул с головы кепку и склонил голову:
- Здравствуй мама! Я вернулся.
Мама не была бы мамой, если бы не сказала:
- А что так быстро?