March 30th, 2018

Давид Самойлов

Давай поедем в город, 
Где мы с тобой бывали. 
Года, как чемоданы, 
Оставим на вокзале. 
  
Года пускай хранятся, 
А нам храниться поздно. 
Нам будет чуть печально, 
Но бодро и морозно. 
  
Уже дозрела осень 
До синего налива. 
Дым, облако и птица 
Летят неторопливо. 
  
Ждут снега, листопады 
Недавно отшуршали. 
Огромно и просторно 
В осеннем полушарье. 
  
И все, что было зыбко, 
Растрепанно и розно, 
Мороз скрепил слюною, 
Как ласточкины гнезда. 
  
И вот ноябрь на свете, 
Огромный, просветленный. 
И кажется, что город 
Стоит ненаселенный,- 
  
Так много сверху неба, 
Садов и гнезд вороньих, 
Что и не замечаешь 
Людей, как посторонних... 
  
О, как я поздно понял, 
Зачем я существую, 
Зачем гоняет сердце 
По жилам кровь живую, 
  
И что, порой, напрасно 
Давал страстям улечься, 
И что нельзя беречься, 
И что нельзя беречься... 

сказка

В триодиннадцатом царстве, тридвенадцатом государстве жили были: старик со старухой, колобок, которого наскребли и три сына. Старший – окончил ПТУ, средний – полудурок, а младший – вообще конченый идиот.
Вот однажды утром говорят они старику со старухой, мол, хотим жениться.
А старик им отвечает, дескать, куда вы своих кобылиц приведете, если мы со старухой на печи спим, старший на лавке, средний под лавкой, а младший вообще на коврике перед дверью. Да и жрать нечего. Коровы не кошены, трава не доена, и репу хрен выдернешь.
Нате, говорит, вам рогатку, подшипники сами во дворе найдёте. Берите и пуляйте - кто куда попадёт, там и невеста сыщется.
Старший взял и зафиндилил в белый свет, как в копейку, средний колобка зашиб влёт, а младший среднему глаз выбил.
Посмотрел на это старик, плюнул и говорит им ласковым голосом: «Ступайте, на хрен, отсюда и ищите невест себе сами».
И вот пошли братья. Долго ли, коротко ли, зашли в темный лес, а там избушка на курьих ножках. Ну, пока они ее задом-передом разворачивали, прилетели три бабы-Яги. Одна работала на камвольной фабрике, другая – блаженненькая, а третья и вовсе непроходимая дура.
Средний брат остальным выбитым глазом подмигнул, ну и обженились они каждый на своей. Подобрали по развитию.
И жили долго и счастливо.
А еще счастливей жили бабка с дедом, потому что без придурков.