March 3rd, 2018

(no subject)

Как это ни печально, но алкоголизм деградирует.
Безвозвратно ушла романтика и бесшабашность.
Раньше появиться в пивной -"шайбе" без подбитого глаза было всё равно что ввалиться в Лувр в навозных сапогах и пропахшей силосом фуфайке. Моветон и пренебрежение нормами этикета.
Старая гвардия уже не та - сколько можно находиться на передовой и отрубать головы зеленому змею, не имея в тылу молодого и озорного подкрепления? Некому подносить фугасы портвейна и никто не оттащит подбитого пробкой.
Но они не сдаются, трясущейся рукой перебирая мелочь по карманам и стараясь донести стакан до рта, не расплескав ни капли. Красные в прожилках глаза зорко всматриваются в линию воображаемого горизонта, за которым всеобщее счастье и веселье.
Розовые кони умчались вдаль без наездников, а мы все купаем оставшегося красного полусладкого коня.
Алкоголизм стал рафинированным, нацепил модные шмотки и избрал себе пятницу святым днем. Кто бы мог подумать, что для того, чтобы напиться, нужно ждать определенного дня недели?
А пресловутый бокал вина вечером, чтобы расслабиться? Какой смысл мочить губы, если нет цели упереться в итоге рогами в землю и проснуться утром в коридоре на коврике?
Всё какие-то полумеры, полутона.
Никакой великолепной расхристанности и рваных рубах, пьяных слез и ночных кухонных дискуссий о творчестве Плутарха.
Пепельницы, напоминающие своей многослойностью свадебный торт; собирание по крупицам и крохам информации о прошедшем дне; повторное знакомство с той, что провела с тобой ночь - где это всё?
Какой, к черту, Плутарх, если все разговоры в последнее время только о том, кто как худеет и кто сколько времени проводит в спортзале?
Нет больше взаимовыручки, когда выйдя из дома без копейки, можно было возвратиться лишь ползком, прилегая отдохнуть на каждой ступеньке.
Если бы не мой раньше времени износившийся ливер, то я бы дал еще гари в этом целлофановом мире.
Нас, друзья мои, погубит не водка и сигареты, а фитнес-браслеты и раздельное питание.