July 28th, 2016

Трагедь

Нет, я все конечно понимаю.
Что туды-сюды, любовь, мол, зла.
Но как ты могла, в натуре, зая,
Предпочесть мне этого козла?

Ты за это, подлая ответишь,
Будешь локти и мослы кусать.
Что держа в руках меня-синицу,
Стала в журавля ее бросать.

Я не буду плакать, не дождешься,
Мужики не плачут и ваще,
Мимо я проеду на машине,
При деньгах и в модном пиджаке.

Все девчонки будут виться скопом,
И помадой малевать подъезд.
И не будет мне от них отбоя,
Всяких красивей тебя невест.

Ты еще не раз наверно вспомнишь,
Как я на руках тебя носил,
Говорил какая ты красивая
Как тебе подарочки дарил.

И на кого меня ты променяла,
Тебя не любит и ваще он псих,
А я тебя прощаю, хоть ты и шалава.
И вот он тебе мой прощальный стих.

(no subject)

Праздновали день рождения. Не мой.
Как и на любой другой праздник, случилось обжиралово.
А что делать, если не трамбовать в себя жюльены и картошку с селедкой?
Ну, в самом деле, не сидеть же сычом за столом.
Тем более, когда вокруг выпивают.
Тем более, когда ты не пьешь.
Возишь по тарелке колбасой, надетой на вилку и прищурившись, оглядываешь компанию.
Криво улыбаешься, когда толкают локтем в бок, мол, гляди как весело.
Тебе в десятый раз предлагают налить сока, но ты же не лошадь.
Он и так уже плещется Ла-Маншем в ноздрях.
Желудок, читал вроде, у человека не больше литра объемом.
Ха! Что-то очень сомнительно мне.
Учитывая, сколько туда влезает.
И апокалипсис вечера - торт.
Желудок из последних сил пытается что-то вякнуть, но его добивают контрольным куском в пищевод.
Из-за стола выкарабкиваешься, как из танкового люка.
Наступая на ноги и роняя на скатерть бокалы и вилки...
Нет, не стать мне тонким и звонким.