April 21st, 2016

(no subject)

Сидели с соседом на кухне.
Я с кофе, он в майке и носках.
Дыша водкой, рассказывал мне об исконном, былинном и богатырском.
- Да я могу головой что хочешь пробить. - заявил он вдруг.
- А ты дерзкий.
- Легко!
- Стены не надо. - осадил я его.
- Может, бутылку? У меня пустых много.
- Стекло убирать ты потом будешь?
Он помотал головой.
Помолчали.
- Твоей рожей только рафинад колоть - говорю. - Или орехи.
- О! - он оживился. -  А орехи есть?
- Увы, есть.
- Неси!
Он взял орех, положил на стол, долго прицеливался в него, делал сатанинское лицо и, наконец, с размаху ухнул лбом в столешницу: "Хрясь!"
Этажом выше кто-то ойкнул и, судя по звуку, упал.
Сосед как-то некрасиво обмяк.
Я решил перекурить и вызывать "скорую".
Тут он подал признаки жизни и отнял от стола свой лик.
Орех впечатался в лоб ровно промеж глаз.
Но не раскололся.
- Ну как? - глаза соседа странно косили в переносицу.
- Грандиозно. - одобрил я. - Завтра будешь очковой змеей.
- Может, лучше пандой? - спросил он с надеждой.
- Уговорил.

(no subject)

Только-только убрал штаны с начесом и прочее зимнее барахлишко, как снова похолодало.
Лезть на антресоли и по-новой разматрёнивать узлы нет никакого желания.
Хотя сейчас какая-нибудь цигейка и пригодилась бы.
Курточка моя весенняя тоньше, чем у Буратино, будь он деревянен.
И ботиночки "дублин".
Теперь стоишь на остановке и плачешь соплями.
Потом заворачиваешь это добро в носовой платок и прячешь в карман, как бабкино наследство.
Ни руку потом погреть засунуть, ни деньги положить.
Ходишь, ушами ветер ловишь.
Выйдешь на платформу и чувствуешь себя одиноким зябликом на сломанной ветке, у которого нет друзей.
Дождик тебя намочит, прохожий рукой махнет.
И никто пшенца пичуге не насыплет и в дом не пригласит.
Народ ходит кто в шубах, кто в шортах.
Те, кто в шортах, носами сливеют, но хорохорятся.
Да еще всякие козлы в транспорте кхекают бациллами своими и башками трясут.
Настегать бы им по брылам, попереломать суставные сумки и коленные чашечки, намотать жилы на кулак, оторвать рога и сделать из них кубки для питья, чтоб неповадно гадам было.
Но нельзя.
Я ведь зяблик...вроде.