December 27th, 2015

(no subject)

Пошел на поправку. Понял это, когда после плодово-ягодных дней и вялого сцеживания с ложечки полезных жидкостей, внезапно пробило на тотальный жор. Не успел я нарадоваться, что истопил с себя три кило лишнего сала, как мне подсказали доброжелатели, что это из меня просто вышла вся вода, а сало осталось на месте. Короче, бледный Гамлет не долго улыбался мне слабо из зеркала. И вот с утра проник я неслышным обмороком на кухню. Без скрипа открылась дверь холодильника - и понеслась. К обеду я уже вернул себе былые объемы и вес. "Отчего кабан гладок?"- проносилось в голове, когда натужно кряхтел подо мной заслуженный диван. К вечеру я выжрал все нутро "Индезита" и уже с интересом посматривал на печенье, игнорируемое даже тараканами. Не стал опускаться ниже их уровня. Из шкафа достал пачку макарон, бросил в кастрюлю. Стоял у плиты весь в дыму, как гитарист советского ВИА на концерте в областном ДК.
И это не от того, что я ненасытен и проглот. Просто за три дня болезни мне надо не только выздороветь, но также сдать кровь, сделать флюорограмму и ЭКГ. Всё в разных местах и в одно время. Так что для болезни нужны силы. Тем более, что с работы позвонили и очень дружески намекнули, что если я до конца года не закрою больничный лист, то меня используют на мишуру, конфетти и бантики патриотических цветов; без последнего слова и одежды запустят в качестве новогоднего салюта над поймой Москвы-реки.