November 17th, 2015

Отчет о культпоходе

Все-таки когда на ограниченном пространстве собираются творческие личности - это лютый треш и угар.
Особенно, когда большинство этих личностей - члены Союза писателей.
Дамы в шляпах и с брошами. В зимних сапогах и тихим безумием в глазах.
Румяные мужички и бледные сорокалетние юноши.
В рубашках, застегнутых по самый подбородок и мятых брюках.
У всех вид навеки забытых на орбите вменяемости.
И каждый с пухлой стопкой рукописей.
Непременно рукописных.
Декламация - верх лингвистического Олимпа.
Кто-то завывал демоном, кто-то шептал себе под нос.
Я состроил сложные щи и сидел, подперев пальчиком подбородок.
Кивал многозначительно и понимающе.
Дедок, видевший еще наверное Ленина в Горках, сбацал на гитаре.
Про что именно пел - понять трудно.
Видимо, мешали усы и отсутствие зубов.
Но хлопали всем.
Не всегда дружно и громко.
Зато никому не обидно.
Когда ко мне подступил распорядитель с вопросом, что именно я готов почитать, то я прикинулся креслом.
Слился с обивкой неброского оттенка.
Прикрыл глаза и ушел под линолеум.
Я просто не посмел тягаться с титанами словесности: "розы-морозы" и "плечи-свечи".
Во втором отделении был заявленный артист-виртуоз.
Банджо он порвал на лоскуты, а когда дунул в губную гармошку, у поэтесс от ветра чуть не сорвало жабо и кринолины.
Я сидел от него буквально в  метре, поэтому придерживал треплющиеся щеки.
Мне он понравился.
Лохматый, толстый и заводной.
Обратно я ехал тихий и боязливый.
Озирался и вздрагивал.
Столько культуры разом - это перебор.
Теперь я знаю, что перед подобными мероприятиями надо недельку посидеть на антидепрессантах и валерьянке.