October 18th, 2015

(no subject)

Дворник за последнюю неделю освоил базовый русский.
Спасибо листопаду и прочему очей очарованью.
- Люблю я тихое природы увяданье, Ахмет? - ору ему приветливо с балкона.
- Да...в...мать ее...вертел!!!!......!!....и вообще, видал я на ...! Как меня уже это ....!!! - бросает он метлу.
- Ай, Ахметка! Ай, да сукин сын! - восхищаюсь я.
- Я тебя обзывалася? Сам так называлася.
- Это Пушкину спасибо скажи.
- Э-э-э-э! - качает головой. - Не могу. Его убили пистолетом.
- Да ну?!
- Точно. Дантес - шайтан.
Чувствую, скоро до Бродского и Гумилева доберемся.
Есть во мне педагогическое сухожилие.
По-любому.

(no subject)

Что дарят на свадьбу? Правильно.
Дарить деньги - это не по-домостроевски.
Не по-христиански как-то.
Мещанство и жлобство.
Поэтому со времен развитого социализма повелось дарить что-то громоздкое и монументальное.
Чтобы столкнувшись ночью по дороге на кухню с подарком и уронив его на ногу, человек вспомнил тебя добрым тихим словом.
Сквозь зубы.
Со слезой на мутном, непроснувшемся глазу.
Среди топовых подарков:
1) Ковры...Неважно какой величины и расцветки, но обязательно, чтобы с бахромой. А что? Хошь - на стенку повесь, хошь - на пол положи.
2) Постельное белье. Чтобы двухспальное и с лебедЯми.
3) Наборы посуды. И по фигу, что у молодых нет тарелок. Набор должен быть кофейным. С чашечками-мензурками. Или чайный, но тогда с оранжевыми маками по черно-белому полю. Ну и с позолотой, естественно. Чтобы потом эти наборы годами собирали пыль в шкафах. Зато красиво. И богато.
И главный подарок по своей монументальности и бесполезности - напольная ваза.
При взгляде на нее греческий гончар, специалист по амфорам, режет вены и бросается в Адриатическое море.
Церетели и Эрнст Неизвестный, обнявшись, тихо плачут в уголке от зависти.
Для изготовления этого шедевра явно загубили не один глиняный карьер.
Гена был женат трижды.
Каждый раз при разводе он, как истинный джентльмен, оставлял нажитое непосильным трудом своим женам.
Но каждая из них считала своим долгом на память о себе вручить ему какую-то мелочь.
Так, безделушку.
Кулек сантиментов.
А именно да, вазу.
В итоге он перебирался на свою квартиру, как грузинский водонос.
Сгибаясь под тяжестью сначала одной, а потом и трех фляг.
Он честно пытался их приспособить под пепельницы.
Но даже если собиралась компания, наполнить хоть одну емкость хотя бы наполовину не хватало совместного здоровья.
Теперь Гена снова собирается жениться.
Присмотрел ему в подарок обалденную вазу.
Микеланджело обгрызет все заусенцы.
И что с того, что она по стоимости может потягаться с товарным вагоном?
Я же все-таки друг.