March 30th, 2015

(no subject)

Третий день ветер с моря вдул.
И надул мне в шею.
Хожу и башкой дергаю на манер штабс-капитана Овечкина из "Неуловимых".
На свет, голос, запах еды и другие раздражители разворачиваюсь как баржа - всем корпусом.
Бороться с напастью решил мазью с вызывающим цензурные вопросы названием "Випросал".
Выбирать не приходилось, поскольку полураздавленный и разбитый параличом тюбик этого снадобья - единственное подходящее средство, которое нашлось в ящике шкафа среди бинтов и зеленки.
Намазался.
Замотался оренбургским пуховым платком крест-накрест.
Отчего-то вспомнил рассказ "Филиппок".
Потом чувствую, что в теле гибкость образовалась.
И непроизвольно губы облизываю.
Взгляд стал немигающим и подозрительным.
Захотелось мелких грызунов и лягушек в кляре.
Покрутил в руках тюбик.
Читаю "содержит яд гадюки".
Теперь все понятно.
Если до утра шкуру не сброшу, то вообще здорово.