January 3rd, 2015

3 января

От одного слова "салат" начинает нервно подергиваться щека и непроизвольно закатываются глаза.
Полупустые лотки с холодцом стынут на балконе.
В диване образовался кратер в форме задницы.
Любой звон стекла о стекло отзывается спазмами в желудке и горле.
За три дня плюс три кило.
Причем одно кило - на морде: мешки под глазами и щеки.
Два раза стошнило на "Иронии судьбы".
И один раз от диска Аллерговой у соседа сверху.
Впервые на улице были замечены живые люди.
В зеркале поселился кто-то незнакомый и подозрительный.
Смотрит угрюмо, свистит зубом и оттягивает веки книзу.
Никогда не думал, что праздники могут навевать суицидальные мысли.
А так, конечно, всех с праздником.
Всех благ и всего, всего, всего.
Ах, да... Еще Рождество и еще один Новый год...
Но это для киборгов с титановыми внутренностями и отсутствием тонкой душевной организации.

Рыбалка

В торговом центре наблюдал через стекло после новогодний "ЛЭтуаль" -  этот смертельный омут для несмышленого мужика.
За кассой стояли три продавщицы, еще две фланировали по залу со скукой на лице.
Ждали клёва.
Но вот в двери занесло жирного карася -  мужика средних лет.
"Куда ты, дурашка!" - не успел я крикнуть ему вслед, как он уже скрылся между зарослей полок.
Продавцы сразу сделали стойку.
Вслед ему бросили первую блесну - субтильную девицу с приветливым оскалом:
- Здравствуйте! Вы что-то хотели?
- Да я...это...как его...просто...- мужик заметался, пытаясь улыбаться, но было поздно.
С тыла заходили две щуки - с грудями второго размера и в колготках телесного цвета.
Улыбки их не предвещали ничего хорошего:
- Здравствуйте! У нас как раз новая коллекция женских ароматов.
- Можем предложить последний запах от Диора.
Они помахали у него перед носом бумажками пробников и мужик стал снулым и вялым, будто в самом деле карась, хлебнувший воздуха.
По себе знаю, что после второго пробника нос перестает различать запахи напрочь.
Не отличишь навоз от сирени.
Тем временем они его подсекли и стали вываживать к кассе.
За ним несли коробок и пакетов примерно на две его получки.
Он вяло трепыхался, но понимал, что сопротивление бесполезно - рука уже тянулась к кошельку.
В глазах кассира я увидел азарт, который бывает, когда полчаса борешься с матерым судаком и вот уже просовываешь палец ему под жабры.
- Вить! - крикнул я в открытые двери. - Какие люди! Ты ли это?
Мужик непонимающе посмотрел на меня, потом рванулся и выскочил из магазина.
Сзади клацнули зубы и тенькнула оборвавшаяся леска.
- Вы обознались. Я Сергей. - буркнул он, проходя. И добавил шепотом - Спасибо.
Из-за стекла на меня смотрели так добро, что я проверил карманы в поисках появившегося червонца.