October 16th, 2014

Вдогонку предыдущей записи

Что под фуражкой у тебя, толстый капитан?
Может быть в мыслях ты - поджарый и ловкий, как австралийский абориген, преследуешь на мотоцикле злодея?
Являешь мастерство вольтижировки и, делая пролаз под колесами, палишь с обеих рук из пистолета?
Или же ты, видя застрявшее зимой посреди реки маломерное судно, бросаешься пожилой ласточкой с моста?
Пусть ты без маски и плащ сзади не треплется.
И, разбивая мощным телом в мелкую крошку лед, освобождаешь из торосов прекрасную незнакомку и остальную приблудившуюся команду?
Или в последнюю минуту накрываешь собой , как ватным одеялом, оставленную кем-то без присмотра мину?
А может, один на один с маньяком, ты по-Иствудовски сплевываешь под ноги и говоришь с презрением: "Ну, что, злыдень писюкавый? Отзвенел ты своими бубенцами?"
И скручиваешь его в двойной морской узел неуловимым глазу движением, под восторженные крики детей и женщин?
Кто знает, капитан?...Кто знает?

Мочало

В ванной, возя мочалкой по своей шерсти, внезапно задумался.
Вот у меня, например, обычная мочалка из магазина за 40р.
Не нанотехнологии, конечно, но мылит и трёт.
У соседа - нечто, более похожее на средневековое орудие пыток.
Даже, подозреваю, с фрагментами колючей проволоки.
И примерно такого же цвета - феодальной земли и общей нищеты.
У жены была мочалка из чего-то мягкого и розового.
Одна подруга предпочитала мыться губкой.
Нет, не посудомоечной.
Как-то раз я купил себе мочалку у бабули в подземном переходе.
По виду, связанную из лески или рыболовной сети.
И двуручную, как пила.
Помыться, правда, ей не удалось - при первой же попытке ободрал ливер практически до костей.
Не в этом дело.
Подумалось, что по мочалке можно многое сказать о человеке.
Например, я - неприхотливый, аккуратный, традиционный.
Сосед - алкаш и шизофреник неординарная, творческая личность.
Бывшая жена - милейшее, нежное создание...
Продолжаю наблюдение.
 

Пушкин

Сосед в который раз влюблен.
То есть пьет без передышки уже четвертый день, что для него не характерно.
На почве любви он по-бараньи задумчив и предпочитает изъясняться стихами:
- У нас все по-серьезке...Ну, пральна...Я-то...А она-то...Как у Пушкина там?...Она меня за муки полюбила, а я ее...- тут он запнулся. - Ну...тоже как-то так.
- Ты прям Вишневский.
- Это тот, который мазь?
- Нет.
- Ну, вот и я про то...Пушкин все-таки мощ-ща!
- Это вообще-то Шекспир.
- Да иди ты?
- Верняк. "Отелло".
- Вот мать его ети...А пишет, как Пушкин.