July 6th, 2014

(no subject)

Все выходные убил на получение кваса в домашних условиях.
На рынке купил три бутылки квасного сусла, кирпич черного, брикет дрожжей и кулек сахарного песка.
Для меня, как для потомственного и идейного алкоголика, тема дрожжей всегда животрепещуща и деликатна.
Тем паче, что в силу запретов докторов, лечивших меня от этой милой слабости, содержание спирта в моей крови не должно превышать эквивалент стакана кефира.
А не то финита и комедия.
Кухня напоминала алхимическую лабораторию - вода бурлит, сахар сыплется, сусло льется.
Дрожжи отмериваются на аптекарских весах.
На лбу пот, в руках дрожь, а в сердце - азарт.
Первый замес получился откровенной брагой.
Не надо было быть Ломоносовым, чтобы понять это без приборов. По одному запаху.
Второй настой вышел более-менее.
С некоторым мандражом вкусил стакашек.
Жив и это отрадно.
Зато в третий раз получилась истинная амброзия.
Дедовский дух и память о старославянских корнях.
Теперь запасаюсь пустой тарой, чтобы наполнить ее плодами своих трудов и изысканий.

О высоком

Сегодня пошел загорать в близлежащий лесок. Я не беру с собой всяких покрывал, бутербродов и чая в термосе. Кремами для загара и от него не пользуюсь. Все лаконично и строго. Тем более, что в траве ползает разная мелюзга - мошки, блошки и прочие бабочки. И все они просто мечтают залезть в уши и нос. Поэтому лежа я всегда напоминаю себе моржа, топящего сало под скупым арктическим солнцем на границе прибоя - переворачиваюсь с боку на бок и ластами пытаюсь чесать себе бока.
В общем, выбрал полянку, разоблачился до трусов, закатал их на манер плавок и принял античную позу.
Стою, вдыхаю ароматы цветения и лениво слежу за ближайшей тропинкой. По ней время от времени проплывают молодые мамы с колясками и поникшими мужьями, болтающимися в кильватере. Иногда- чу!- протрусит пенсионер с голым торсом и в кедах.  Инфаркт его не догонит. Тут гляжу, по густой траве идет в мою сторону бабуся в сарафане и панамке. Идет, опустив голову и что-то высматривает. Ну, как объект вожделения, она меня не заинтриговала и я отвернулся в сторону. Изучаю ствол сосны.  Краем глаза наблюдаю, на всякий случай. А то у нас в позапрошлом году дети в лесу пропадали. И один мужик.
Солнце зашло за облако и сумрачно стало. Пришлось вертеться, чтобы поймать ультрафиолет. Тут краем уха слышу "ай!". Поворачиваюсь. Бабуля стоит в десяти шагах, смотрит на меня круглыми глазами и рот рукой прикрывает. Еще бы! При встрече с прекрасным я тоже всегда ахаю. Не все же статую Давида во Флоренции видели. Для усиления эффекта молча продемонстрировал ей фрагмент скульптуры "Самсон, раздирающий пасть льва".  Бабушка в катарсисе. Глаза такие же. И руки у рта. Я понимаю, конечно, что в шоке и восторге, но моргать-то надо. Пригляделся, а она куда-то за меня смотрит. Оглянулся, а метрах в двадцати мужик в кустах присаживается с лопухом...
Все-таки не дорос наш народ до Микеланджело и Растрелли.