June 5th, 2013

Гитлер

Баба Зина и баба Люба у подъезда в растрепанных чувствах:
- Ты не поверишь, Люб.  Ухватил, сволота, во-о-о-от такой кусишше, - Зина развела руки, будто хотела обхватить вековой дуб. - И ташшыть, и ташшыть.
- Ох-ох-ох! - сочувствовала Люба. - Так никакой пенсии не напасешься!
- А я про что? Только глаз да глаз. Чуть повернулась, а он уже возле холодильника. Так и глядит, чего бы сожрать.
Я думал, Зина грешит на своего сына-алкоголика., но тут она указала пальцем себе под ноги, и я увидел Гитлера.
Нет, не вождя Третьего Рейха, а котенка. Баба Зина окрестила его так из-за окраса. Сам он весь белый, но челка на лбу и тюпка на носу черные.
Гитлер сидел, опустив уши и внимательно рассматривал коготки на передних лапах. Иногда поднимал голову на Зину и удивленно расширял глаза.
- Не знаю, прям, что с ним делать.
- Да сдай ты его. Пусть с этого ворюги шапку сошьют.
Я посмотрел на Гитлера и подумал, что с него не сошьешь даже кукольной варежки.
Баба Зина вдруг поменялась в лице:
- Да я из тебя сама шапку сделаю, кур-р-рва. - процедила она, прицельно метя взглядом в область морщинистой Любиной шеи. - И-и-ишь ты, умная выискалась! Животинку ни в чем не повинную губить собралась, лярва. Я тебя еще с завода помню.
Зина подобрала Гитлера и укрыла на необъятной груди.
- Ты чего это, Зин.- Люба попятилась от греха. - Я ж ничего.
- За своими смотри лучше! Наплодют детей, а потом стакан воды подать некому. А ты чего встал? - она смерила меня взглядом, как гробовщик свежего покойника. - Иди куда шел. Стоит тута, уши греет.
Я отвесил им земной поклон и пошел восвояси.
- Глянь, еще и изгаляется. - неслось вслед