April 11th, 2013

О происхождении видов

В детстве меня как и всех моих друзей, занимал вопрос своего появления на свет.
Еще не будучи первоклассником, я смотрел на улыбающихся бутузов в колясках и понимал, что версия с аистом весьма шаткая.
Если бы аист попытался ухватить хотя бы соседского мальчика Андрюшу - с щечками-яблочками и пальчиками-сосисочками, всего в складочках и перетяжечках - он просто переломал бы себе крылья и вывихнул ноги.
Да, у меня с детства был весьма критический ум.
Вторая версия с капустой звучала более правдоподобно. В деревне у бабушки я был на огороде.
Только подтачивала мою уверенность одна дилемма. "В капусте" - это на грядке или в самом кочане? На грядке - это, без сомнения, вариант. Мелкотравчатый младенец вполне мог там укрыться.
Я пробовал там спрятаться, но лежать было неудобно - земля и всякие жучки с червяками.
В кочане? Хмм...Если кочан достаточно большой, то да. Но осенью я увидел, как мама с папой по очереди рубят капусту в кадушке. Хрясь! Хрясь! - и в лоскуты. И ведь ни в один кочан не заглянули! Так что эта версия отпала сама собой. Не может такого быть, чтобы родители при заготовках на зиму внезапно задумались и не приложили мне секирой по голове. А после маме пришла вдруг мысль поковыряться возле кочерыжки - есть я там или нет?
Друг Димка шепотом сообщил страшную тайну. Дети появляются тогда, когда тетя с дядей целуются.
Ну, это полная ерунда! Эту возможность я отмел сразу же. Папа с мамой целовались часто, но отчего-то брат у меня только один. А по идее я должен быть в братьях и сестрах, как дворняга в репьях.
Но я вырос и этот вопрос перестал меня волновать.