February 4th, 2013

Мечты

Когда много снега, я мечтаю быть трактористом.
Едешь на своем тракторе в рваном ватнике и лихо заломленной на затылок кепке. Свысока смотришь на барахтающиеся в заносах машины и цыкаешь презрительно железной фиксой.
И какой-нибудь лощеный директор ООО говорит заискивающе и просительно заглядывая в глаза:
- Может почистишь территорию, Саныч (Палыч, Иваныч)? - и сует мятые сотенные бумажки.
А ты сплевываешь в снег, растираешь кирзовым сапогом и говоришь холодно:
- Э-это несерьезный разговор.
Тут, конечно, директор потеет лысиной и выносит чемодан с деньгами.
Ты подмигиваешь, кидаешь чемодан в кабину и за полчаса кругом один асфальт.
А потом покупаешь отрез на платье и платок Ленке из гастронома и культурно отдыхаешь с ней за бутылкой и банкой огурцов. Красота!
Но это когда снег. А в такую сырость и хмарь, как сейчас, я мечтаю быть библиотекарем.

Антропологическое

Я хоть и не расист, но недолюбливаю наших кузенов и меньших молочных братьев из южных республик. И дело тут не в том, что они у меня кусок изо рта вынимают, или из дома выселяют. Нет.
Просто все представители тюркских племен, с которыми мне приходилось общаться, отличаются непроходимой тупостью. Можно было бы все списать на языковой барьер и различие культур, но какой на фиг барьер, если лично десять раз покажешь, что и как надо сделать, а этот саксаул только сверкает глазенками и кивает радостно. Но делает все наоборот.
Тупиковая ветвь развития? Вряд ли. До десяти считать умеет, цвета различает и банан берет и кушает.

Документалистика

Люблю документальное кино.
По телеку тут показывали какое-то африканское племя - мужики с хозяйством и бабы с титьками. Из одежды - только бусы на шее и кость в носу. И негритята чумазые там и сям прыгают. Живут в лесу и молятся колесу, как говорится.
Занесло к ним съемочную группу не знаю каким ветром. Не сначала смотрел. А самое главное - переводчика где-то выковыряли с их доисторического на наш родной английский.
Больше всего вождь порадовал. Тоже без ничего, но бусами завешан до пяток. И кость в носу и него... похоже, что берцовая.
Они с ним тары-бары, мол, как живете-можете тут? А он им, дескать, ничего живем, траву жуем. И все норовит микрофон куснуть. Приглянулся ему видно.
Целый день киношники шлялись по стойбищу, совались куда ни попадя. Оператор - тот все больше баб снимал. Проникся, так сказать. Одну черненькую пытался пуговицей приманить, но та только пяткой в песке ковыряла. Стеснялась. Дошло до того, что туземцы стали за луки хвататься и пальцем по горлу проводить, глаза выпучивая - намекали, что рады знакомству и все такое.
Вечером, конечно, развели костер и устроили пляски. Оператор камерой туда-сюда водит, а его корешей что-то не видать нигде. И тут серия закончилась...
В тревоге жду продолжения....