January 20th, 2013

Эстетика

Попалась в руки статья про эстетов, денди и прочую подобную публику. Середина позапрошлого века - бутоньерки, трости, турецкие туфли, мундштуки и халаты с меховым воротником. Кожа, лак и бархат. "Портрет Дориана Грея", то да се.
Красиво, черт побери! Богема, прожигатели жизни и талант через одного. Монмартры, заляпанные красками передники, абсенты, споры об искусстве, поэты и пьяные красавицы.
Ну, а я чем хуже-то? Меня родителям тоже, чай, не индюк принес.
Достал халат. Полосатый и не слишком целый. В каком-то незапамятном году кто-то дарил. Я в нем потею, когда насморк с температурой. С зимней куртки взял мех от капюшона, прихватил на живую нитку. Полдела сделано.
Мундштук нашел -в барахле завалялся. С турецкими туфлями загвоздка. Ограничился носками. Тьфу, ты! На левом дырка. Перевернул, поджал пальцами. Порядок!
Пошел на кухню, налил себе кофе, прикурил сигарету. Сижу скучающе и пресыщено, как и положено - рука на отлете и взгляд отсутствующий.
Выходит сосед. Смотрю сквозь него и говорю с французским прононсом:
- Мсье! Не желаете ли испить со мной этого божественного напитка на кофейном зерне?
Сосед трезвеет и пятится:
- Чё это ты?...Ты чё?
Ну до чего, все-таки, приземленный нынче народ пошел! Никакого эстетизма и полета фантазии.
- Я говорю кофе испить не желаешь?
Молчит, как памятник Петру. И подмышкой чешет. Приходится сбавлять градус дендизма:
- Кофе будешь, жертва синьки?
- А-а-а-а...- светлеет лицом сосед. - Так бы и сказал. Буду.

Конфуз

Опростоволосился я тут, родимые. Дальше некуда.
Познакомился с девушкой Олей. Конфетная барышня между двадцатью и сорока.
Из самого хоть гравий уже сыплется, но Том Сойер покоя не дает. Как думаю, впечатление произвести, чтобы наповал?
Вариант беспроигрышный - спасение от хулигана. За бутылку договариваюсь с Андрюхой, что он будет злодеем.
Вроде как с угрозами и требованиями денег и жизни. А я соответственно герой. Ладно.
Идем вечером с Олей под ручку. Говорим о высоком - природе и погоде. Фонари светят редко и лениво. Из-за поворота показывается знакомая куртка с капюшоном. Идет молча прямо на нас. Ну, думаю, забыл, что говорить надо. Его проблемы. Не долго думая, подскакиваю и артистическим жестом укладываю мужика в снег. Гляжу, это не Андрюха, а кто-то пожилой и с усами. Смотрит на меня удивленно. У Оли тоже глаза раскрылись на периметр очков. Извиняюсь, мол, попутал со своим приятелем, отряхиваю мужика. Идем дальше. Настроение в стойком минусе. Оля молчит и косится опасливо. Заворачиваем за угол.
- А куда такие сизокрылые летят? - это уже Андрюха поллитра отрабатывает.
Делать нечего - без всякого желания несильно замахиваюсь, поскальзываюсь и вместо Андрюхи прикладываю Оле по лбу. Она вместе с сапогами - в одну сторону, очки - в другую. Лежит в сугробе красивая и равнодушная.
Андрюха молчит, а потом снимается с паузы:
- Кошелек или деньги!
- Ага. Ща. - Вдвоем поднимаем Олю, водружаем очки и я отвожу ее домой. Никаких объятий и прощальных поцелуев. Любовь ушла внезапно и не махая платком.

Быть можно дельным человеком, И думать о красе ногтей.

Маникюрный набор для мужика - все равно что готовальня для первоклашки. Красиво, но ни фига не понятно.
Из всего многообразия инструмента мужик выбирает самый знакомый - ножницы. Наиболее продвинутые знают еще пилку. Остальные приборы - для женщин. И вообще, чтобы денег побольше содрать.
Ну, когти на руках отщелкать, как оказалось, не самое страшное.
Дядю Мишу жена потащила на педикюр. Она у него крутая бизнесвумен - держит овощную палатку на рынке. Все, что не закрыто одеждой у нее в золоте, включая улыбку. Значит и муж должен соответствовать и приобщиться к скромному обаянию буржуазии.
Сам дядя Миша - автослесарь. Перед тем как ехать в салон красоты, зашел к нам на огонек. Вид у него был, как у кота перед кастрацией - обреченный и несчастный.
- Да как же я там буду-то? - тоскливо спрашивал он Мироздание.
- Да ничего, отпилят тебе пятки и все. - Обнадеживал Коля.
Миша вернулся из салона притихшим и сконфуженным будто пацан, который узнал, что его не в капусте нашли.
- Что там было-то? - напирал Коля.
- Ну...- Миша замялся. - Даже неудобно как-то рассказывать. Девушка такая миленькая...Разувайтесь, говорит, присаживайтесь...А я ей свои копыта под нос сую. Она мне пятки какой-то фигней шоркает, а мне щекотно. Сижу, регочу, как дебильный. Краснею. Вот...
Миша вытер пот и опустил глаза.
- А вообще-то как? Понравилось?
- Не знаю...Но больше не пойду. Стыдно чего-то. Лучше я сам как-нибудь.