November 15th, 2012

(no subject)

- Ну во-о-о-от....
- А я те чё говорю?
- Не-е-е-е...Два лурона надо было...
- Так ить... лурон лурону рознь
- Кхе-кхе...*сплевывает на пол*
- А они...ё...кто ж так делает
- До-о-о...
- Вот и я об том...
- К-а-л-а-й-д-е-р
- Чё?
- Пустили....
- Куда?
- Вообще.
- Как ГЭС?
- Ну...А он не чИхает...
- Сдох?
- Какой сдох? Да он не живой...
- А-а-а-а...*набулькивает в стакан*
- Так чё теперь?
- Да хрен с ним...
- А он ваще зачем?
- Ну...эта...как его...частицы разгонять куда-то...
- А они в куче штоль?
- Ну ты темень.
- Сам дурак.

Еда

Пожрать ночью - только на первый взгляд нехитрое дело. На самом деле оно простое только для одиночек. Когда я был еще женат, то оттачивал свое мастерство только методом еженощных тренировок.
Чингачгук по сравнению со мной - просто чумазый мальчишка, ковыряющий в носу и не знающий, где право, а где лево. Никто не мог прокрасться на кухню из спальни тише меня.
Три часа ночи. Открываешь глаза и чутко прислушиваешься и оглядываешься. Легче побрить воздушный шарик, чем неслышно откинуть одеяло со своих мослов. Потом, следуя шестому чувству и не касаясь стен, проемов, косяков, тапок у кровати и кота, оказываешься у заветного холодильника. Делаешь стойку суслика на случай засады. Свет от открытой дверцы ослепителен, как ворота в рай. Берешь кусок чего-нибудь вкусного, присаживаешься на краешек табурета и шустрой белкой грызешь, стараясь на чавкать и не щелкать выбитой челюстью.
Правда, какая-то сволочь придумала шуршащую упаковку для печенья и пряников. На этом я палился пару раз -
зажигается свет, стоит растрепанная жена, а ты таращишь глаза, как лемур с куском во рту.
Правда, потом я нашел выход из положения - стал пересыпать сладости и выпечку в плетеное блюдо. Вроде как это интеллигентно смотрится и вообще помещики и господа всегда так делали.
И если тебя не застукали с набитым зобом, то всегда можно сделать невинное лицо и сказать, что встал попить.