November 7th, 2012

Числа

Размешивая суп, задумался о последовательности чисел, давно описанных Фибоначчи в "Книге абака"...0,1,1,2,3,5,8,13,21,34,55... и т.д.
На самом деле свою жизнь я могу описать этими числами: одна клиническая смерть; два развода; три места, где я хозяин; пять машин я поменял на сегодняшний момент; восемь женщин оставили свой след на сердце; по тринадцать лет сейчас было бы моим мальчикам; в двадцать один год я первый раз женился; в тридцать четыре меня вернули с того света после аварии, хоть я и не просил; пятьдесят пять - это дата, которую мне все-таки хотелось бы отметить банкетом....
Прав был старых хрен Пифагор, что жизнь развивается по спирали...Только до сих пор не могу сказать точно, закручивается она, или раскручивается.
А потом я все-таки доел позавчерашний рассольник и мне сразу полегчало.

7 ноября

Решили отметить светлый праздник революции. Пошли в лес. Я, сосед и Виталик из третьего подъезда - пролетарий в четвертом поколении. Взяли шашлыка, мангал, ну и запить. Пришли в ближний лесочек, расположились, стали осматриваться, разливать и разжигать. До нас на полянке явно кто-то уже отмечал штурм Зимнего - я подобрал раскладной стул и детский бумеранг. Посидели, вспомнили Ильичей - и Вову и Леню. После третьей я впал в меланхолию и, надеясь развеяться, стал кидать бумеранг. Тот, сволочь, все время возвращался и щелкал меня по лбу. Уклоняться я уже не мог из-за сбоев в работе вестибулярного аппарата.
Виталик сказал, что бумеранг фуфловый, потому что пластмассовый, а он по телеку видел, как аборигены их делают. Тут же взял шампур и сильными руками потомственного токаря свернул его в рог. Потом размахнулся, хмыкнул "ща мы дичи набьем" и метнул оружие в чащу.
В кустах кто-то коротко вякнул и затих. Мы с Виталиком подкрались к источнику звука и увидели, что за деревом лежит тело соседа, который отошел подумать о вечном, а теперь лежал со спущенными штанами в позе махаона и не подавал признаков дыхания.
Мы окропили его оставшейся живой водой и он воскрес. Виталик сказал философически: "Ну какой праздник без синяков".
И мы все дружно с ним согласились.