October 29th, 2012

(no subject)

Тихо переваривал понедельник, как позвонила тетя. Я ее мало помню, но когда-то были родней. Не знаю, откуда она взяла номер моего телефона и кого ей пришлось для этого убить. Мы никогда с ней особо не ладили. Она всегда чем-то болела - то сердце с горлом, то почки с ногами. При этом могла легко, не сбив дыхания, принять на плечи два коромысла с полными ведрами и дойти от колонки до дома, мимоходом жалуясь на головные боли и давление. Вечно заваривала себе вместо чая какие-то сборы с подорожником, зверобоем, опилками с пилорамы и овечьим пометом. В деревне ее звали колоть свиней и ловить убежавших из стада быков. Вобщем хрупкий, больной человек, живущий от бюллетеня до бюллетеня.
Поспрашивала о житье-бытье, как приплод и какие виды на урожай. Не успел я открыть рот, как она уже рассказывала, что на лекарства уходит вся пенсия, что без валидола она косить больше не ходит и что пару недель назад ей на голову упало бревно и она теперь оправляется от мозговой травмы - выкопала картошку, насолила капусты и поправила баньку.
Я не стал ей говорить, что бревно, по-ходу, упало ей на голову уже давно, еще в юности или в детстве. Вежливо осведомился только, как вообще жизнь?
- Болею, - ответила она красноармейцем на перекличке, после чего отключилась.

(no subject)

Посмотрел тут юмористическую передачу. С такими лицами, как у наших юмористов, можно домой масло не покупать - протер сковородку щеками и жарь картошку, или блины пеки. Экономия опять же. А старые анекдоты рассказывать я и сам могу.
Так что я весь в раздумьях и ипохондрии.