October 28th, 2012

(no subject)

Первый снег, первый снег...Вот вам и первый снег. Дед Мороз сморкнулся неудачно.
Потомки Омара Хайяма стоят в азиатской тоске, опершись на ручки метел и не могут вспомнить ни одного подходящего рубаи.

Музыка

Вчера кто-то из собутыльников оставил у соседа гитару - нечто ободранное, как фиговым листом, прикрытое атласным голубым бантом на шее. С утра он, потупив похмельные очи, смиренно попросил показать ему что-нибудь. И надо же мне было быть таким октябренком, чтобы вспомнив молодость, брякнуть ему три блатных.
Теперь этот непризнанный Паганини полдня перемешивает мне полушария мозга вариациями на тему цыганочки. И в качестве бонуса исполняет одним пальцем шутку-каприз "В траве сидел кузнечик". Это греет его душу. Мою тоже грело где-то первые 28 минут. Потом отопление вырубили.
За день я не раз вспомнил Шарикова с его "Светит месяц". Но Полиграфыч хотя бы был виртуозом, а сосед - нет.
Теперь сижу на кухне и размышляю о силе музыки. В смысле, с какой силой надо шарахнуть ближнего своего по голове гитарой, чтобы голова осталась целой, а гитара не подлежала восстановлению.