October 14th, 2012

Леха

В сквере между домами есть пятачок с тремя скамейками и круглой клумбой, обложенной битым кирпичом.
На клумбе не растет ничего, кроме земли и окурков, а скамейки облюбовали хронические революционеры, крепко стоящие на платформе борьбы с действительностью.
Пятничные выпивохи, как и алкоголики выходного дня почти никогда здесь не бывают. Они считают себя избранными, поэтому пить предпочитают недалеко от родного санузла и дивана. Здесь только закаленный костяк передовых синюшных частей.
Как в любой организации, здесь есть вожак и непререкаемый авторитет. Это Лёха - человек без возраста и профессии, в шрамах, как мартовский кот и тлеющей сигаретой в уголке рта. Он смотрит за точностью налива и пресекает попытки узурпации власти. Каждый новообращенный первым делом проходит собеседование с Лёхой. От его веского слова зависит, можно ли влиться в ряды гарибальдийцев, или придется одиноко лакать пиво возле универсама.
Идет время - меняется контингент, меняются время суток и времена года. Только Лёха как Ленин - вечно живой. В своей куртке неприемлемого цвета, сандалиях на шерстяной носок и прищуром мудрых, все повидавших глаз.

Воскресенье

Потерянное воскресное утро. Воскресенье вообще странный день - вроде бы и выходной, но в голове праздника уже нет. Время отходняка и скуки. Дела сделаны, а начинать новые смысла нет - завтра на работу.
Отцы семейств, почесывая промежность, вяло перемещаются между кухней и диваном. Минералка, бутерброды перед телевизором и ленивая ругань с детьми.
Женщины отдыхают от субботней уборки и походов по рынкам. На сегодня у них только кастрюли и сковородки.
К обеду может кто-то выползет в местный заплеванный парк. Полузгать семечки и помесить осеннюю грязь. После вернутся домой и уткнутся в телевизор до отбоя.