September 5th, 2012

(no subject)

"Мы стояли на плоскости, С переменным углом отражения" ....Нашей плоскостью был заплеванный перрон, с которого мы запрыгнули в последнюю электричку. В пустом вагоне ты сидела у меня на коленях и молча водила пальцем по стеклу, глядя в темноту. А я смотрел на твой профиль и колючий шарф щекотал мне щеку.
Потом ты говорила о чем-то, но слова съеживались от рева гудка и испуганно улетали в тамбур.
А я сидел, ощущая твое тепло и улыбался непонятно чему.

(no subject)

Успокоенность и достаток округляют подбородок и живот. Никто из моих кумиров молодости, да и я сам не смогли избежать полного холодильника и шампуня против перхоти. Кто не ушел молодым, тот стал свиньей-копилкой с розовыми боками и умильностью во взгляде.
Все мои жизнерадостные алкоголики, готовые отдать последнюю рубаху, вдруг зашились и теперь степенно вывозят тещу с помидорами на пригородные делянки. Поэты, которым хватало одного бутерброда в квартал, жившие на лестницах и пишущие на всем, что попало под руку, ночи напролет рассуждавшие об устройстве мира и своем месте в нем - купили в кредит подержанные иномарки и сидят по офисам и складам.
Те музыканты, на кого мечтали походить, любуются и хлопают друг другу в телевизоре.
Революция - удел молодых с крепкими костями и чистыми извилинами. Мы в свое время промазали мимо нашей мечты. Хотя нельзя попасть в то, что не имеет четких границ. Да и целиться с похмелья - то еще рукоделие.
Следуя за Гапоном перемен, я сумел нырнуть из толпы в тихую подворотню. Отдышался и отхаркался. Мне с моей полузатопленной печенью и прокуренными легкими никак не тягаться с юными и борзыми.
Теперь занимаюсь чисткой ботинок и созерцанием мимо проходящих.