June 6th, 2010

О женщинах

Если чужая душа – потемки, то женская душа – это слепой с завязанными глазами ночью в темной комнате. Никогда не знаешь, как отреагирует лучшая половина на то, или другое действие.
Я лично напрягаю свой изъеденный алкоголем мозг каждый раз, когда приходится общаться с прекрасными мира сего. И ладно бы это касалось отдельных экземпляров. Нет. И высоколобые интеллектуалки, и продавщицы, и остальной контингент часто ставят в тупик.
Сначала, конечно, всё ровно и гладко. Любовь-морковь, ты меня любишь -я тебя тоже, я без тебя не могу-скучаю и т.д.
Но потом начинается самое интересное. Если ревнуешь, значит собственник и эгоист. Если не ревнуешь, значит тебе плевать.
Если обнимаешь и слюнишь что-то ласковое на ушко, мимоходом щипая за мягкие места, то ты маньяк и думаешь только о сексе и о том, как бы воспользоваться ее упругим телом, не видя в ней человека и личность. Если ты спокоен, как памятник Маяковскому и пресекаешь все телячьи нежности со своей стороны, то ты – последняя скотина и импотент. Интеллектуалки пытаются задавить тебя могильной плитой собственных познаний, а уж если это барышни с гуманитарным образованием – дело труба. От Ларошфуко, Ницше и Канта, а также экспрессионистов – Моне, Мане и прочей братии начинается зуд в кадыке и крапивница.
Если образование среднее, среднее-специальное, то тут попроще. Извилины можно особо не напрягать. Правда немного выводит из равновесия междометие-вопрос «чё?», употребляемое достаточно часто, особенно если тебя заносит в сферы, находящиеся выше уровня кухонной вытяжки.
Иногда безобидное слово вызывает рыдания почище Ниагарского водопада. А уж если посмотрел «не так», то лучше заранее держать дверь открытой и свои шмотки в пределах шаговой доступности.
Попытки просмотреть ситуацию наперед успехом не увенчиваются.

Поэтому приходится, скрипя зубами, любить женщин такими, какие они есть. Хоть и трудное это дело.

Я - убийца

Не терзая извилин окрошку,
Я давно для себя заключил:
Можно было б убить понарошку,
Я б кого-нибудь точно убил.