May 27th, 2010

О боевиках прошлого

Если не прошло еще и двух минут фильма, а уже кому-то сломали морду или конечности, то это фильм со Стивеном Сигалом.
Если вы видите шляпу, туповатый взгляд подростка и недельную бороду – это Чак Норрис.
Если после титров на экране возникает шишка на лбу, мускулистый торс и накачанная попа – это продукт Ван Дама.
Если половину фильма вы видите крупным планом кроткие, влажные глаза теленка-сосунка, то это боевик с Марком Дакаскосом.
Если картинку на экране мешают рассмотреть «свиные уши» воротников рубашек, а закадровый текст заглушают дикие крики – это, несомненно, Брюс Ли.
Если вы видите раскосые глаза и смешные рожи с потиранием ушибленных мест – это Джеки Чан.

В настоящем боевике всю семью героя должны убить, а если он холостой, то должны убить лучшего друга (подругу), чтобы герою было за кого мстить. Иначе это не боевик.
Злодеи в боевиках либо русские, либо японцы (китайцы). Ну и террористы, конечно.
В конце фильма обязательна десятиминутная драка главного героя с главным злодеем. Это необходимо для того, чтобы осознать собственную ущербность. Ведь практически от любого киношного удара у нормального человека давно бы отскочила голова, а тут бьют чем попало, включая металлические трубы, бочки и строительную технику. И ничего.

А вообще люблю я боевики)

(no subject)

Не напомнил мне, кто я такой,
Нарисованный крест на ладони,
Карусели облезлые кони,
Не поскачут, увы, по прямой.

Я не помню твой запах, прости,
Лишь под ложечкой где-то осталось -
Теплоты твоей самая малость,
И глаза озорные твои.

Я не помню себя самого,
И смотря на альбомные фото,
Я похожего вижу кого-то,
Но никак не узнаю его.

Двери не открываю плечом,
Жизнь узлы завивает всё туже,
Но кто в детстве промерил все лужи,
То тому океан нипочём.