June 20th, 2006

(no subject)

Вот встретились двое в ночном переходе,
Нечаянно взгляд зацепился за взгляд.
И вмиг позабыли о сладкой свободе,
Все было стремительно и невпопад.

Они будто знали друг друга веками,
И будто вернули свое время вспять.
Не нужно им было пустыми словами,
Возникшего чувства росток подпирать.

Но прошлых ошибок балласт неподъемный,
Тянул их к земле, не давая взлететь.
Боязнь раствориться в любви неуемной,
Мешала обоим душою гореть.

И, мельком взглянув, они взгляд опустили,
И каждый себе оправданье нашел.
Что все, что ни сделано – к лучшему было,
И каждый своею дорогой пошел.

(no subject)

ОДА ТУАЛЕТУ

Какое из мест в доме больше всего располагает к раздумьям и философским грезам? Кухня? Кабинет? Спальня? Гостиная? А вот и нет. Ничего подобного, родненькие. Этим местом был и остается санузел, а попросту – туалет. Все душевные терзания и мучения, все глобальные и не очень мысли, все творческие порывы и позывы лучше всего реализовываются именно в нем. Избавляясь от грубого и материального, мы обретаем там высокое и духовное. У многих посещение данного кладезя премудрости обрастает целым ритуалом – в туалете под рукой всегда свежая пресса, новый бестселлер, пачка сигарет и пепельница. Со всеми своими тревогами и мыслями мы идем в этот уединенный уголок нашего жизненного пространства. Там, зачастую, приходят самые верные и оригинальные решения.
Это не касается общественных и коммунальных туалетов, сидя в которых, невольно вспоминаешь Рэмбо во вьетнамской яме. Где приходится держать дверь двумя руками, чтобы не прорвались другие мыслители и орать, что есть мочи: «Занято!». Где сама атмосфера пропитана чужими мыслями, порой низменными и совершенно неинтересными. Положение спасают только озорные и не лишенные юмора надписи на стенах. Сколько в них огня и экспрессии! «Если ты нас…л, зараза…», «Среди г…на мы все поэты»…и т.д. Хоть в них находишь отдохновение от пошлости и прозы.
Так почему же мы предпочитаем умалчивать об огромной роли туалета в нашей жизни? Почему в гостях мы норовим стыдливо прошмыгнуть в него так, чтобы никто не заметил? Почему, сидя в нем, словно подводная лодка в засаде, боимся издать лишний звук и не подаем признаков жизни? Почему, выходя из него, стараемся ликвидировать все следы своего присутствия там? Мы действуем, как разведчики на вражеской территории. На все это есть весомая причина – никто не должен догадаться, о чем мы размышляли…